Сайт профсоюза «Учитель»

Статья

Весной мы опубликовали обращение научно-методического центра «Гуманист», объявившего сбор информации о нарушениях трудовых прав учителей. Сегодня специалисты центра подводят первые итоги акции и проводят анализ: каким образом учитель в условиях оптимизации и НСОТ может успешно защитить свое право на справедливую оплату труда?

К сожалению, большинство учителей уверены, что отстоять свои права почти невозможно. При этом на интернет-форумах немало рассказов опытных педагогов, которые добивались правовой победы. Эффективными оказываются самые простые варианты действий: прочитать внимательно трудовой договор и должностные инструкции, попросить у директора письменный приказ, написать заявление и добиться, чтобы оно было зарегистрировано. К рассказам о таких победах часто отношение скептическое: ну да, в какой-то школе – не моей! – удалось что-то сделать. Главный аргумент – невозможно победить систему, любой успех все равно обернется поражением.

Значит, нам придется разобраться в том, что мы можем считать победой, успехом.

Рассмотрим три типичные ситуации.

 

Личная победа: один учитель грамотно решил свою проблему, при этом ничего не изменив в ситуации в школе.

Начнем с истории, присланной нам еще в феврале. Автор — учительница с 30-летним стажем работы, лауреат всероссийских конкурсов – описала ситуацию с выплатами стимулирующего характера в школах Белгородской области. По ее словам, «критерии начисления баллов, по которым определяется размер выплат, подправленные школьной администрацией, толкуются учителями и руководителями по-разному…». Когда она поняла, что ее зарплата уменьшилась на 5 тысяч, она стала выяснять, есть ли какие-то реальные способы добиться справедливости в этом вопросе.

Оказалось, что такая возможность есть, поскольку все нормативные акты — на стороне учителей. В Приказе Минздравсоцразвития от 29 декабря 2007 г. № 818 сказано: «Выплаты стимулирующего характера, размеры и условия их осуществления устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами…». То есть они должны приниматься администрацией совместно с трудовым коллективом. Кстати, во всех присланных нам школьных Положениях об оплате труда так и написано: «Приняты на совместном заседании Попечительского совета и Педагогического совета школы». Если где-то администрация решила обойтись без этапа обсуждения и согласования этих правил с трудовым коллективом, Положение не может считаться законным.

Выяснив правовую сторону проблемы, учительница выбрала способ, оказавшийся достаточно эффективным. Она написала официальное заявление о том, что отказывается от стимулирующих выплат вообще, и пообещала послать копию в районное Управление образования. Этого оказалось достаточно, чтобы ей в тот же день объяснили, что «ошибочка вышла», и насчитали приличную сумму баллов.

Можно ли считать это маленькой победой? Нам кажется, что безусловно можно, потому что не только эта учительница, но и ее коллеги приобрели ценный опыт: не обязательно терпеть любые несправедливости со стороны школьной администрации, можно громко и ясно озвучить свои требования, это не страшно.

 

Победа на уровне образовательного учреждения: учителя, объединившись, отстаивают свои трудовые права.

В обществе существует стойкий стереотип: российские учителя неспособны на какие-либо совместные действия. Под это утверждение подводят социологические и психологические обоснования: мол, учителя по сути своей работы индивидуалисты, они замкнуты на детях, с коллегами их ничто не объединяет. К счастью, даже наш короткий (четырехмесячный) мониторинг показал, что учителя начинают объединяться и действовать. Вот, например, о чем рассказала нам в письме Татьяна Халина, мастер производственного обучения ПУ №1 г. Северодвинска:

В сентябре 2007 года мы стали получать стимулирующие выплаты в размере 15% от заработной платы, в соответствии с приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Однако уже в январе 2008 года директором ПУ был издан новый приказ об установлении стимулирующих выплат в размере 15% тарифных ставок (окладов), то есть преподаватели, работающие на полторы ставки, стали получать надбавку только на часть педагогической нагрузки. Это вызвало возмущение: нельзя сначала что-нибудь дать, а потом отнять. Мы стали писать коллективные письма в Министерство здравоохранения и социального развития РФ, в Федеральное агентство по образованию.

Нам отвечали, что системы оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений субъектов РФ устанавливается коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами с учетом мнения выборного профсоюзного органа.

Коллективного договора у нас не было. 27 февраля 2008 года на собрании трудового коллектива профорганизации ПУ № 1 было доверено представлять интересы всех работников при разработке коллективного договора. 5 марта 2008 года приказом директора была создана рабочая группа для разработки коллективного договора.

Как только рабочая группа стала запрашивать финансовые документы, директор отказался сотрудничать с представительным органом работников.

11 апреля 2008 года рабочей группой было написано письмо в прокуратуру города Северодвинска о непредоставлении информации рабочей группе профкома. 17 апреля директору прокуратурой было вынесено предостережение о недопустимости нарушения требований ТК РФ. В результате директор вынужден был уйти, но место занял его бывший заместитель.

Мы настояли на повышении заработной платы на 31%, добились трех дополнительных дней к отпуску мастерам производственного обучения за ненормированный рабочий день, поварам – 6 дней за «горячую» плиту, обеспечения мастеров спецодеждой и канцелярскими принадлежностями…

На первый взгляд кажется, что такой сильной профорганизации не страшны никакие действия работодателей. К сожалению, это не так:

С января 2010 года ПУ № 1 г. Северодвинска переведено с федерального бюджета на финансирование из бюджета Архангельской области. Это привело к уменьшению фонда оплаты труда приблизительно на 8-10%.

Представители трудового коллектива предложили директору «оптимизировать» управленческий аппарат. Директор отказался сокращать расходы на содержание штата заместителей и заявил, что не собирается сокращать им персональные надбавки. Он предложил экономию ФОТ осуществить за счет сокращения стимулирующих надбавок работникам училища.

16 марта профком обратился с письмом, излагающим данную ситуацию, к губернатору Архангельской области и к министру образования и науки Архангельской области. Ответа мы до сих пор не получили.

И скорее всего, добавим мы, не получат. Им придется вести переговоры уже не со своей администрацией, а с региональной властью, и здесь прокуратура вряд ли будет защищать права учителей.

Как оценить результаты этой тяжелой борьбы? Многие учителя устали, кто-то испугался угроз со стороны администрации. Но, на наш взгляд, даже если Т.Н. Халиной и ее единомышленники уже добились главного: доказали, что независимый профсоюз может эффективно защищать своих членов.

 

Решение проблемы на региональном уровне: учителя нескольких школ ведут переговоры с региональной властью и вынуждают ее идти на уступки.

В предыдущей статье мы рассказали о протестной деятельности учителей Братска. Если в Братске возмущение нарастало постепенно, в течение нескольких лет, то в Майминском районе Республики Алтай события разворачивались стремительно.

В 2009—2010 учебном году школы Республики Алтай перешли на новую систему оплаты труда. Процедура перехода предполагает уведомление учителей о переходе на НСОТ, ознакомление с конкретными нормативно-правовыми актами, регламентирующими этот переход.

В мае 2009 года на сессии Совета депутатов Майминского района было принято решение о переходе на НСОТ с 01.01.10, чтобы в отношении учителей все происходило в рамках закона.

Выйдя на работу после отпусков, майминские учителя узнали, что, вопреки депутатскому решению, их перевели на НСОТ с 1 сентября 2009 г. О том, что происходило дальше, рассказывает председатель профсоюзного комитета МОУ СОШ №2 О. В. Кочергина:

Учителя Майминской средней школы №1 узнали о конкретной сумме заработной платы уже в июле месяце и, увидев, что потеряли в заработной плате, начали действовать в рамках правового поля. Они обратились в Министерство финансов, Министерство образования, Министерство труда с просьбой помочь разобраться в данной ситуации. Представителей коллектива вежливо встретили, пообещали разобраться. Ответ свели к базовой части заработной платы, которая либо не изменилась, либо незначительно возросла. Но вопрос и не стоял о базовой части заработной платы.

По «горячим следам» был созван профсоюзный актив района. Требование учителей было одно: исходя из решений сессии Майминского районного Совета депутатов, перейти на НСОТ с 01.01.10, сформировав для этого необходимую нормативно-правовую базу и соответствующий фонд оплаты труда, а с 01.09.09 рассчитывать заработную плату по формуле, применяемой в 2008-2009 учебном году.

Мною, как председателем первичной профсоюзной организации, были подготовлены обращения к нашему депутату, к руководителям фракций КПРФ и «Справедливая Россия» в Госсобрании Республики Алтай.

В конце концов наши обращения снова оказались в Минобразования, откуда нам пришла отписка, где все было сведено к базовой части заработной платы. Нас опять не захотели услышать.

В конце ноября 2009 года мы пригласили в школу юриста, чтобы составить исковые заявления в суд. В декабре обратились в прокуратуру с вопросом о законности и правомерности перехода на НСОТ без создания соответствующей нормативно-правовой базы и увеличения фонда оплаты труда. А в январе состоялось «показательное» собрание, где коллективы наших школ подверглись разносу со стороны районной власти и прокуратуры.

Пока в школах №1 и №2 пытались действовать в традиционных для наших учителей рамках: писали письма и заявления, обращались «по инстанциям», — в другой школе учителя решили идти до конца. В конце апреля на собрании трудового коллектива были приняты такие решения:

  1. Потребовать увеличения фонда оплаты труда на 30%.
  2. Усовершенствовать формулу расчета Спу в связи с тем, что она не работает.
  3. В случае невыполнения требования в течение 10 дней оставляем за собой право обращаться в вышестоящие органы власти, выходить на голодовку, забастовку и иные меры.

К чести алтайских чиновников, следует сказать, что они повели себя как разумные и ответственные руководители: трезво оценили степень опасности для них такой акции, не объявили этих учителей «экстремистами», не пытались найти в коллективе штрейкбрехеров (как сделали власти в Иркутской области). Весь май шли переговоры педколлектива с представителями районной администрации и республиканского Минобразования. В конце мая учителя согласились отменить акцию, потому что их основные требования были удовлетворены: всем обещали пересчитать зарплату, увеличить на 30% ФОТ, проверить документацию. Будем надеяться на то, что все обещания будут выполнены.

Но, к сожалению, это решение касается сейчас только одной алтайской школы. Более того, победа одного коллектива может обернуться поражением всех остальных: незаконное решение о введении НСОТ с 1 сентября 2009 года не отменено, виновные не наказаны, и вряд ли среди учителей других школ найдется много желающих воспользоваться опытом этой школы.

 

Выводы:

1. Успех возможен при грамотных и слаженных действиях учителей. Цель работодателя в любом конфликте — внести раскол в коллектив, не дать объединиться работникам нескольких школ.

2. При первых признаках победы самое сложное – избежать крайностей: безнадежного продолжения борьбы «до победного конца» – и веры в то, что все уже в порядке, не нужно требовать строгого исполнения предварительных договоренностей.

3. Каждая маленькая победа должна становиться известной учителям страны. Именно поэтому Научно-методический центр «Гуманист» объявляет конкурс работ о случаях успешной защиты трудовых прав учителей «История одной победы». Положение о конкурсе будет опубликовано в следующем номере газеты и на сайтах www.it-n.ru и www.zavuch.info.

Комментарии

1000 Осталось символов