Сайт профсоюза «Учитель»

ЗАЯВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ДВИЖЕНИЯ «ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ЗА БЕСПЛАТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ» ПО ПОВОДУ ИТОГОВ МОНИТОРИНГА ВУЗОВ РОССИИ

Мы – участники Общественного Движения «Гражданская инициатива за бесплатное образование» – выражаем несогласие с процедурой проведения и результатами так называемого «рейтинга эффективности вузов.

Сама идея провести такой мониторинг и сделать его результаты гласными, возможно, и неплоха. Но то, как это сделано, вызывает большие сомнения. Во-первых, все подвергнутые проверке вузы проходили государственную аккредитацию, специальности и направления проходили лицензирование. Само наличие таких документов у вуза означает, что Министерство Образования Российской Федерации признает его достойным осуществлять подготовку специалистов с высшим образованием, то есть эффективным. Выдвижение совершенно новых критериев оценки вузов означает внезапное изменение подхода. Такое изменение критериев требует тщательного предварительного обсуждения среди широкой и профессиональной общественности и адаптационного периода, как минимум, в несколько лет, чтобы учреждения высшего образования смогли скорректировать свою деятельность в соответствии с новыми критериями оценки. Во-вторых, при проведении данного мониторинга отсутствует элементарная справедливость. Почему же проверке подвергаются в обязательном порядке государственные вузы, а коммерческие – только в добровольном порядке? Эффективность, видимо, нужно проверять у всех вузов. Как раз коммерческие вузы, как показывает практика, наиболее сомнительны по части качества образования. Ныне они, кстати, тоже имеют право на бюджетные места. В-третьих, как показала практика мониторинга и оппортунизм самого министра Д. Ливанова, критерии мониторинга слабо учитывают специфику вуза. Поэтому под удар попали творческие вузы, медицинские, педагогические. На педагогические вузы наше правительство давно точит зубы, утверждая, что лишь небольшой процент их выпускников идет работать в школы. Так причина кроется не самих педагогических вузах, а в нищенской зарплате педагогов, отсутствии перспектив получения жилья. Молодой учитель фактически находится в положении жизненного неудачника. И пока материальное положение учителя не поправить, идти работать в школу будет мало охотников.

В-четвертых, по «неэффективным» вузам планируется принятие жестких мер. Планируется их закрытие и объединение с другими вузами. Как минимум, произойдет сокращение бюджетных мест в таких вузах. А как же жить преподавателям этих уничтожаемых вузов? Идти профессорам в ПТУ, как советовал Д. Медведев? Это же форменное издевательство. Да и от ПТУ стараниями наших реформаторов мало что осталось. И куда идти молодежи, которая не сможет теперь попасть в вуз? Производство разрушено, да и предприниматели везде требуют высшего образования. Создается почва для массового недовольства в молодежной среде. Сначала нужно создать рабочие места в производственной сфере с достойной зарплатой, а потом уже закрывать «неэффективные» вузы. Объединение вузов в мегамонстры, как показывает опыт, ничего хорошего не дает. И вызывает протесты студентов. Пример Тамбовского технического университета показателен. В этой связи аргументация, что вузы оттягивают на себя свыше 100 млрд. рублей не убедительна. Социальный мир стоит дороже. Да и разворовывается из федерального бюджета свыше 1 триллиона долларов. Вот где настоящие резервы бюджетной экономии. В-пятых, критерии для мониторинга были выработаны представителями печально известного НИУ ВШЭ, ректор которого Я. Кузьминов активно сотрудничает со Всемирным банком. Не секрет, что именно этот банк, где заправляют американцы, финансирует и продвигает сомнительные новации в образовании нашей страны. Заместитель министра образования А. Климов, который, собственно, и занимается мониторингом вузов, также активно сотрудничает со Всемирным банком. Он – своеобразный «иностранный агент», внедренный в нашу систему образования. Все это очень подозрительно, и заставляет предположить, что настоящей целью мониторинга является ослабление нашего высшего образования. Для этой же цели служит и внедрение Болонской системы. В-шестых, нельзя сбросить со счетов и то соображение, что попадание некоторых вузов в разряд «неэффективных» связано с тем, что их здания и их территории являются лакомыми кусочками для некоторых предпринимателей. Видимо, правдоподобна гипотеза о коррупционной составляющей рейтинга эффективности вузов. В-седьмых, сами критерии отбора вызывают у многих сомнения. Особенно скандален случай с МАРХИ, который получил международную аккредитацию Королевского института Британских архитекторов и валидационного совета ЮНЕСКО. Уже один этот факт говорит о «профессионализме» составителей критериев для мониторинга вузов.

В качестве основных критериев оценки вузов предложены: средний балл ЕГЭ принятых на обучение студентов;  объём научных работ на одного сотрудника; количество иностранцев-выпускников; доходы вуза в расчёте на одного сотрудника, а также общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчёте на одного студента.

Средний балл ЕГЭ и количество выпускников-иностранцев говорят только о популярности данного вуза среди отечественных иностранных абитуриентов, но ничего не говорят о качестве образования в самом вузе. Тем более что сам ЕГЭ как инструмент измерения знаний выпускников школ вызывает многочисленные обоснованные нарекания. Общая учебная площадь, приходящаяся на одного студента – чисто формальный показатель, имеющий, как правило, отдаленное отношение к качеству обучения. Объем научных работ на одного сотрудника – важный показатель. Но все-таки главная функция преподавателей высшей школы – передача знаний студентам, а не научная работа. Интересно, а каков объем научных работ на одного сотрудника в Web of Sciense и Scopus в обычном американском высшем учебном заведении? Для того чтобы вузы стали главными центрами продуцирования научных знаний нужно создать условия. И даже в этом случае требуется немалое время, чтобы произошли требуемые изменения. Кроме того, нужно учесть, что в социально-гуманитарных науках важен идеологический момент. Не секрет, что на Западе по многим вопросам, особенно российской истории, существует своя устоявшаяся идеологическая парадигма. И все отечественные публикации, противоречащие этой парадигме, Западом отбраковываются. Но самый сомнительный критерий – доходы вуза в расчете на одного работника. Это чисто коммерческий подход к высшему образованию. Вуз, даже государственный, рассматривается при этом, как коммерческое предприятие, которое должно зарабатывать деньги. Конечно, неплохо бы зарабатывать деньги на НИОКР. Но наш бизнес отличается равнодушием к отечественным разработкам. Процент внедрения изобретений и научных разработок в производство ничтожен. Так что это беда не вуза, а следствие всей социально-экономической ситуации в стране, которая, в свою очередь, является закономерным результатом проводимой в стране неолиберальной экономической политики. Деиндустриализация привела к тому, что высокотехнологичный продукт оказывается на нашем примитивном рынке невостребованным. Так вместо того, чтобы наказывать вузы за слабые доходы в этой области, не лучше ли правительству на себя оборотиться и изменить экономическую политику в сторону поддержки отечественного производителя – действительно патриотическую и отвечающую долговременным национальным интересам России? Скандальным выглядит заявление министра образования Д. Ливанова о том, что педагоги вузов, зарабатывающие менее 30 тысяч рублей в месяц являются педагогами невысокого уровня. Вот ведь как: ты сам платишь преподавателю нищенскую зарплату – ассистенту меньше дворника – и сам же обвиняешь в ее небольшой величине этого преподавателя! В общем, можно сделать вывод, что труд по передаче знаний студентам составителей критериев оценки эффективности вузов мало интересует, интересует их коммерческая сторона дела и уменьшение количества высших учебных заведений в России. Не секрет, что правительство планирует в течение ближайших нескольких лет значительно сократить расходы федерального бюджета на образование и здравоохранение. С таким антинародным подходом нельзя согласиться. Существующий рейтинг эффективности вузов создает преимущественные условия для коммерческих вузов в ущерб государственным. Все это, наряду с прогрессирующей коммерциализацией магистратуры создает реальную угрозу реализации социальных прав граждан на бесплатное образование, в том числе и высшее. Рыночным фундаменталистам давно пора понять, что образование формирует личность человека. Поэтому оно полезно, независимо от какого-либо коммерческого успеха. Развитая личность – это и есть главное национальное достояние, а вовсе не разрисованные бумажки с символами стоимости. В целом мировоззрение составителей критериев мониторинга вузов отличает неразумный рыночный фундаментализм, стремление уменьшить расходы олигархов на народные нужды и низкопоклонство перед Западом, который, собственно, и является настоящим заказчиком реформ в нашем образовании, поскольку он заинтересован в том, чтобы Россия не смогла возродиться как самостоятельная экономическая и культурная сила. Мы требуем:

  • Признать результаты мониторинга неадекватными поставленной задаче.
  • Рассекретить авторов существующего мониторинга вузов. Предать гласности их связи с иностранными организациями.
  • Провести широкое обсуждение критериев оценки вузов с участием педагогических коллективов вузов, профсоюзов, общественных организаций, работодателей, широкой общественности.
  • До выработки новых, более адекватных критериев оценки эффективности вузов заморозить все проекты по реорганизации вузов – закрытию, слиянию, сокращению бюджетных мест.
  • Новые критерии оценки деятельности вузов должны быть постоянными, как минимум, на несколько лет.
  • Проверке на эффективность по единым критериям должны систематически подвергаться все вузы – как государственные, так и частные.
  • Вузам, у которых выявлены признаки неэффективности, должен быть предоставлен временной период в несколько лет для адаптации к новым критериям оценки их деятельности.
  • Практика объединения вузов в большие конгломераты должна быть осуждена и прекращена.
  • Зарплата всех педагогов высшей школы должна быть поднята, как минимум, в том размере, в каком это предлагает альтернативный правительству законопроект об образовании, представленный группой под руководством депутата Государственной Думы О. Смолина. Размер средней ставки заработной платы и должностного оклада педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений, реализующих основные и (или) дополнительные образовательные программы высшего и послевузовского образования, должен превышать средний размер оплаты труда в промышленных отраслях Российской Федерации:– в два раза. Педагогическим работникам, имеющим ученые степени, независимо от типа образовательной организации, в которой они работают, выплачиваются ежемесячные надбавки в размере:- за ученую степень доктора наук – 15 000 рублей;- за ученую степень кандидата наук – 8 000 рублей.
  • Мы обращаемся к Государственной Думе России с призывом отвергнуть правительственный законопроект об образовании и принять закон об образовании, на основании проекта, составленного группой О. Смолина.
  • Мы требуем, чтобы в бюджете страны на следующий год и последующие годы было заложено не уменьшение, а увеличение расходов на образование и здравоохранение – не менее 7% ВВП на образование и 7 % ВВП на здравоохранение.

В случае невыполнения этих требований, закрытия вузов и сокращения бюджетных мест в вузах в соответствии с бредовыми идеями рыночного фундаментализма и подчинения Западу, общество оставляет за собой право на народное сопротивление этим мерам в рамках существующего законодательства.

Источник

Комментарии

1000 Осталось символов


Search