Сайт профсоюза «Учитель»

Как обеспечить оплату работы учителей на ГИА. Советы министру Ольге Васильевой

29 мая журналист газеты «Комсомольская правда» в ходе пресс-конференции, посвященной началу сдачи ЕГЭ-2017, задала вопрос министру образования Ольге Васильевой по поводу оплаты работы учителей на ЕГЭ. Министру пришлось отвечать и ответ был довольно пространным, но все же из него следовало, что работа педагогов, как правило, оплачивается. При этом в профсоюз «Учитель» продолжают поступать обращения работников, возмущенных отсутствием оплаты. Публикуем ответы чиновников и комментарий к ним Всеволода Луховицкого, сопредседателя профсоюза «Учитель».

Журналист газеты «Комсомольская правда»: «Сегодня профсоюз «Учитель» направил вам сообщение со следующим вопросом: будут ли установлены нормативы по оплате учителям работы на ЕГЭ? Дело в том, что люди, которые присутствуют в качестве наблюдателей в аудиториях, несут большую ответственность, в том числе, административную, но при этом во многих регионах эта работа не оплачивается либо оплачивается из общего фонда школы”.

Сергей Кравцов, руководитель Рособрнадзора: «Я хочу сделать корректировку по поводу многих регионов. Мы ведем мониторинг и специально обращали внимание на этот вопрос, в том числе, телефон доверия у нас по ЕГЭ, и вопросов достаточно немного поступало. И мы по каждому случаю отдельно работаем».

Ольга Васильева, министр образования и науки РФ: «Спасибо за ваш вопрос, он действительно очень важный, и то, что профсоюзы обратились ко мне, это совершенно правильно. Теперь давайте разберемся. Действительно, у нас в каждом регионе есть свои правовые нормы, которые определяют оплату учителей. Это может быть денежная форма, это может быть форма «предоставлены дни к отпуску», но это практически есть во всех регионах. Теперь то, что вы говорите о единой оплате. Я напомню, что у нас учителя получают зарплату среднюю по региону. Поэтому сейчас говорить как о единой… нормированной ставке за участие в ЕГЭ не приходится. То есть опять же спускаемся на региональный уровень, потому что согласно статье закона «Об образовании», статья 8, у нас полномочия переданы в регионы. Поэтому здесь вот… Я тоже, я честно могу сказать, за то, чтобы была… это может быть мечта моя, чтобы была единая ставка. Но пока у нас разговор идет именно в том русле, в котором мы обсуждаем это».

Комментарий Всеволода Луховицкого

Прежде всего хочу обратить внимание на принципиально разный подход к проблеме в ответах руководителя Рособрнадзора и министра образования.

Сергей Кравцов считает, что нарушения трудовых прав учителей при проведении ГИА возможны (иначе зачем телефон доверия и мониторинг?), но не носят массовый характер.

Ольга Васильева уверена, что нарушений закона нет (оплата «практически есть во всех регионах»), и мечтает о том, чтобы была единая ставка, то есть критикует нынешний принцип финансирования школы.

Оба чиновника частично правы. Действительно, большинство педагогов по-прежнему боятся сообщать в официальные инстанции и СМИ о нарушениях своих прав. Зато после чтения высказываний на сайтах педагогических сообществ (например, ) и писем в профсоюз «Учитель» создается картина массовых нарушений. И действительно, формально министр никак не может повлиять на региональные власти, чтобы заставить их написать хорошие документы об оплате работы на ГИА. Тем более министр на может вмешаться в законотворческий процесс и убедить депутатов внести принципиальные изменения в закон «Об образовании».

Но, раз уж мечты министра образования совпали с мечтами тысяч педагогов, наша задача - помочь ей правильно оценить проблему и наметить пути ее решения.

Пока не изменен текст интересующей нас статьи 47 (п. 9) закона «Об образовании в РФ» и тем более не отменено региональное финансирование среднего образования, министерство имеет право разработать свой примерный вариант Положения об оплате работы на ГИА и рекомендовать его регионам. Жанр методического письма также предоставляет в этом отношении большие возможности.

Что же именно Ольга Васильева может посоветовать региональным властям, не нарушая их полномочий?

Во-первых, определить, что все работники, участвующие в Государственной итоговой аттестации, работают на основании подписанных ими договоров. В должностных инструкциях педагогов нет такой обязанности - участвовать в ГИА. Правда, некоторые региональные начальники (например, в Нижегородской области) уже это поняли и пытаются сейчас заставить учителей подписать расширенные должностные инструкции, в которые включено и участие в ГИА. Нетрудно предположить, как воспримут это новшество учителя, которые и сейчас они всеми способами пытаются отвертеться от участия в ГИА. Можно обсуждать, кто именно эти договоры должен с педагогами заключать, трудовые они должны быть или гражданско-правовые, но без договора работать нельзя.

Во-вторых, объяснить региональным чиновникам особенности рабочего времени учителя. Ведь они по-прежнему уверены в том, что в июне педагоги должны находиться в школе целый день и поэтому не могут работать на экзаменах и одновременно выполнять свою основную работу. Вот и предлагают учителю: мы оплатим работу на экзаменах, но тогда ты не должен требовать оплаты своей работы в школе. Чиновники не знают (или нарочно забывают) о том, что в каникулярное время педагог работает столько, сколько у него было аудиторных часов: пишет отчеты, составляет программы на будущий год, проводит консультации для детей, сдающих экзамены. И никто его от этой работы не освободит. Значит, оплата работы на итоговой аттестации должна идти помимо зарплаты.

В-третьих, нужно исправить ошибку депутатов Госдумы, забывших включить в текст статьи 47 (п. 9) закона «Об образовании в РФ» упоминание о Государственной итоговой аттестации за курс основной (9-летней) школы (ОГЭ). ОГЭ ничем не отличается от ЕГЭ ни по сути, ни по форме проведения, значит, и работа на ОГЭ должна быть оплачена. Ничто не мешает министру порекомендовать это региональным властям, а тем - восстановить справедливость в отношении педагогов, работающих на ОГЭ не менее кропотливо, чем на ЕГЭ.

Пока я писал этот комментарий, мне переслали ответ Рособрнадзора учительнице из Воронежской области, поинтересовавшейся оплатой ее работы на ЕГЭ. Судя по этому ответу, работники федеральной надзорной службы пытаются убедить нас в том, что мы должны работать в каникулярное время в рамках 36-часовой рабочей недели и что в эти часы входит работа на ЕГЭ. Более того, «оплата участия педагогического работника в ЕГЭ в данном случае осуществляется в рамках установленной при тарификации оплаты труда по основному месту работы. Таким образом, - подводит итог И.о. начальника Управления Ю.А. Лях, - работник образовательной организации может быть привлечен к работе по подготовке и проведению ЕГЭ в рамках рабочего времени, оплачиваемого в соответствии с установленной образовательной организацией системой оплаты труда».

Значит, министру образования придется начинать не с регионов, а с собственных сотрудников, объясняя им, что писать подобные ответы - значит компрометировать все министерство и министра Ольгу Васильеву лично.

Комментарии

1000 Осталось символов