Сайт профсоюза «Учитель»

Марина Балуева. "Семейные обязанности учителя". Доклад на заседании Педагогического клуба

4 марта в Санкт-Петербурге прошло очередное заседание «Педагогического клуба» на тему «Женщина в женском коллективе: права учителей с семейными обязанностями». На заседании обсудили дополнительные гарантии для учителей с семейными обязанностями и возможности их включения в коллективный договор. Рассмотрели причины гендерного дисбаланса среди преподавателей, почему мужчины неохотно идут работать в школу. Представляем вашему вниманию доклад учителя английского языка, члена Совета МПРО «Учитель», Марины Балуевой на тему "Семейные обязанности учителя".

***

В 2009 году Международная организация труда (МОТ) начала всемирную информационную кампанию «Гендерное равенство в сфере труда», которая стала частью более широкого движения «За достойный труд». А в 2016 г. в Европейском Союзе была запущена новая программа Европейской комиссии «Меры по обеспечению баланса "семья-работа" для работников трудоспособного возраста с зависимыми членами семьи».

Какое отношение эти факты имеют к деятельности МПРО «Учитель»? Самое непосредственное.  Потому что Конфедерация труда России, куда входит наш профсоюз, - это часть международного профсоюзного движения, для которого  конвенции МОТ являются важнейшими руководящими документами. Кстати, так же как и Федерация независимых профсоюзов России. То есть, конвенции МОТ для нас обязательны к исполнению и кампании МОТ мы поддерживаем.

На первый взгляд, проблемы не видно. Потому что в Российской Федерации имеется одно из самых прогрессивных в мире законодательств, касающихся работников с семейными обязанностями. Например, многие развитые страны не предоставляют таких льгот матерям, какие есть у нас. Не везде за границей даже имеются декретные отпуска. То есть там работники еще только борются за то, что уже давно является достижением профсоюзов в России (точнее, досталось нам в наследство от СССР). Несколько хуже обстоят у нас дела с совмещением работы и ухода за взрослыми зависимыми членами семьи (инвалидами, престарелыми). Почти совсем никак с предоставлением мужчинам равных с женщинами прав по совмещению работы и ухода в семье. И, конечно, практика не всегда соответствует законодательству.

Но все это, на первый взгляд, не смертельно. Есть куда более насущные проблемы. Что же касается школьной работы, то она традиционно считается наиболее удобной в смысле баланса семья-работа: гибкий график, летний отпуск, возможность удаленной работы, - все, о чем только мечтают работники других сфер.

На самом деле все несколько сложнее. За возможность вовремя забрать ребенка из детского сада учительница платит часами непомерно возросшей работы вечерами и по выходным. Учительские дети сегодня одни из наименее обеспеченных родительским вниманием. Потому что фактическая рабочая неделя учителя в среднем вдвое превышает законодательно установленный лимит.

Работа учителя – большая проблема для семьи. Недавно коллега пожаловалась: семья планировала на выходные выехать на дачу в дальний областной район – погулять и пополнить запас овощей. Но у мамы-учительницы в субботу конкурс. Поездка отменяется. Настроение испорчено. Более того, она просит мужа подвести ее к месту проведения конкурса, так как надо нести туда много вещей для театрализованных соревнований. На что муж ей резонно отвечает: «Ты же зарабатываешь – бери такси». Стоит ли говорить, что если бы участие в конкурсе в выходной день достойно оплачивалось, семья приняла бы факт отсутствия матери с куда большей терпимостью.

Все мы знаем, коллеги, что так называемые «неконкретизированные по количеству часов» обязанности, которые возлагает на нас законодатель, это, по сути, бесплатный труд. Несмотря на то, что законодатель пытается нас убедить в обратном, утверждая, что оплата этого, якобы, входит в учебный час, эти утверждения экономически и юридически ничтожны.

Семейная ситуация учителей, которые постоянно «на работе», но, в отличие от большинства других профессий не компенсируют свое отсутствие в семье соответствующими заработками, подчас очень сложная, сопряженная с упреками и неуважением.

Может быть, именно это причина продолжающегося гендерного перекоса в кадровом составе российского учительства? Несмотря на то, что в некоторых регионах в определенных ситуациях учитель может заработать не так уж мало, мужчины в школу не идут. Они менее психологически гибки по сравнению с женщинами и труднее мирятся с неуважением к себе, с различными специфическими унижениями со стороны системы.

Наличие в должностных обязанностях «неконкретизированной по количеству часов» работы (добавим, и бесплатной) препятствует использованию многих льгот. Например, четыре дополнительных выходных дня в месяц для родителя ребенка-инвалида. Как их предоставить? Работодатель в школе, скорее всего, предложит «методические дни», что, по сути, никак не освободит работника. На том же парадоксе строится широко практикуемая сейчас неоплата работы на ЕГЭ.

Совершенствование законодательства, касающегося рабочего времени учителя, устранение двусмысленностей и правовых коллизий не сходит с повестки дня МПРО «Учитель». Но совершенно очевидно, что достижение баланса семья-работа в современной школе – это не паханное поле для работы первичек. Хочется напомнить коллегам, что все, что недодумало и недоделало для нас законодательство, можно компенсировать хорошо составленным коллективным договором. Кол.договор не только не позволяет ухудшать положение работника по сравнению с действующим законодательством, но и дает известную свободу в улучшении этого положения.

Для принятия коллективного договора в интересах работников нужна солидарность, настойчивость и грамотность.

 

Комментарии

1000 Осталось символов


Search