Сайт профсоюза «Учитель»

Школьные войны: почему дирекции образовательных учреждений выживают лидеров профсоюзов

Российские учительские профсоюзы практически бессильны в борьбе с администрациями учебных заведений. Такой вывод сделала команда Общественного расследования «Физиономия произвола. Кто, как, зачем дискредитирует профсоюзных лидеров учителей?».

Профсоюзная пощечина

Чуть больше года назад в одном из мировых судов Москвы состоялось уникальное судебное заседание.

«Мы просим привлечь к уголовной ответственности Филиппенко Марину Витальевну по статье 116 части 1 за причинение физической боли Ездову Александру Анатольевичу. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах: 14 октября 2013 года примерно в 19 часов после окончания педагогического совета Филиппенко, находясь в помещении ГБОУ ЦО „Технологии обучения“, по адресу , на почве личных неприязненных отношений умышленно нанесла Ездову удар рукой в область щеки, причинив своими действиями физическую боль».

Марина Филиппенко -это учительница французского языка в московской школе для детей с ограниченными возможностями. Александр Ездов — директор учреждения, который обвинил учительницу в «причинении физической боли».

Кто же она, Марина Филиппенко? Вот выдержки из характеристики, которую представила администрация школы в суд:

«Раздражительный, конфликтный, крайне самоуверенный человек. Ей свойственна безапелляционная категоричность суждений и поступков. Вступает в споры с коллегами и школьной администрацией, ищет поводы для придирок и ссор. На профессиональные темы не общается, с профессиональными предложениями на заседаниях методических объединений и педагогических советах не выступает.

Склонна к вспышкам гнева, вплоть до открытой агрессии в адрес сотрудников школы и администрации. В общественной жизни школы не участвует, в решении сложных рабочих ситуаций в помощи коллегам категорически отказывает. Для достижения личных целей использует сомнительные средства, нарушающие личное пространство других людей…»

А вот выдержки из другой характеристики, которую представил суду настоятель храма свв. Космы и Дамиана (в Шубине) протоиерей отец Александр (Борисов):

«Филипенко Марина Витальевна является прихожанкой храма свв. Космы и Дамиана с 1992 года. Человек активной жизненной позиции, она соединяет глубокую духовную жизнь с деятельным участием в церковной жизни. Марина Витальевна работала в Воскресной школе храма, пользуясь заслуженной любовью у детей и признательностью родителей. Творчески искала новые интерактивные методики преподавания и усвоения материала. Марина Витальевна интеллигентный образованный человек, открытый миру и людям. В незанятое работой и служением время она перевела с французского языка ряд работ христианских авторов, важных для духовного становления личности. С 2000 по 2013 гг. трудилась в группе милосердия, помогавшей бездомным и нуждающимся гражданам пищей, одеждой, предметами гигиены и медикаментами. . В непростых случаях с напористыми и требовательными просителями обнаружила выдержку и сострадание, способность конструктивно разрешать провокационные ситуации…»

Откуда взялись эти две диаметрально противоположные характеристики?

Дело в том, что Марина Филиппенко является председателем профсоюза «Учитель» в школе, в которой она работала. (Сейчас в организации всего три человека.) Профсоюз был создан после того, как в образовательном центре стали внедрять новую систему оплаты труда. Профсоюз посчитал, что она несправедлива и позволяет администрации распоряжаться зарплатным фондом по своему усмотрению. Например, в соответствующем «Положении», которое разработало руководство школы, говорится, что учитель может получить за урок от 300 до 1350 рублей, при этом критерии начисления суммы непонятны. Также администрация ввела для своих сотрудников ежемесячные надбавки к окладу до 200 процентов. Благодаря всему этому, по информации профсоюза, администрация школы стала начислять некоторым учителям гораздо большую зарплату, чем всем остальным (подробнее см. здесь).

Борьба учительского профсоюза за прозрачные критерии начисления обернулась чередой скандалов: попыток администрации уйти от ответов на вопросы профсоюза, представлением прокуратуры о том, что новая система оплаты не соответствует законодательству, незаконным увольнением, а затем восстановлением Марины Филиппенко на работе по решению суда. Финалом стала пощечина. Ее Александр Ездов получил после педсовета, на котором нервы профсоюзного лидера не выдержали из-за унижений и нежелания администрации реагировать на предложения профсоюза.

История о том, как учительница школы дала пощечину директору, должна войти не только в историю российской судебной практики, но и в историю учительских профсоюзов. Стенограмма суда — это увлекательное и поучительное чтение. Суд оправдал Марину Филиппенко. Профсоюзная пощечина была в каком-то смысле узаконена. Однако учителю все же пришлось уйти из школы, но, при этом она остается председателем профкома.

Сомнительное взыскание


В этом же профсоюзе состоит другая учительница. Преподаватель истории, автор книг о прошлом Москвы Ирина Канторович, сестра Марины. Именно ее усилиями Драгомиловская прокуратура все же усмотрела признаки самоуправства в деятельности администрации. Материалы прокуратура направила в УВД района для решения по существу. Профсоюзу «Учитель» пришлось добиваться справедливости два года. Эта уникальная история свидетельствует, что ценой потерь и побед даже крохотный профсоюз может многое

Кроме того, Ирина Канторович пытается бороться с «присутственным» днем.

В последние пару лет во многих российских школах ввели обязательные присутственные часы — 36 часов в неделю для работающих на ставку, — рассказывает Ирина Канторович. — Работа учителя состоит из нормированной части — это уроки, и именно по количеству уроков, по «нагрузке» формируется заработная плата. И ненормированной — это участие в методических совещаниях, родительских собраниях, подготовка к урокам, проверка тетрадей и т. п. Так вот, во многих образовательных учреждения, из-за того, что современное законодательство не прописывает четко ненормируемую часть рабочего времени, администрация считает возможным обязывать учителя присутствовать в школе в тот день, когда у него нет уроков. Например, Ирине за отсутствие в школе в «методический день» руководство вынесло дисциплинарное взыскание.

Ирина активно занялась этой проблемой и обнаружила на тематических форумах, что в подобные ситуации попадают многие работники образования по всей стране. Оказалось, что некоторые активные учителя уже борются с этой системой. Так, преподаватели Лисинского лесного колледжа Ленинградской области обратились по этому поводу в Минобрнауки. В официальном ответе сказано: «Дни недели свободные для педагогических работников, ведущих преподавательскую работу, от проведения учебных занятий по расписанию, а также от выполнения иных обязанностей, регулируемых графиками и планами работы, преподаватель может использовать по своему усмотрению для повышения квалификации, самообразования, подготовки к занятиям и т. п., то есть не присутствовать в образовательной организации».

Узнав об этом письме, Ирина решила обжаловать свое дисциплинарное взыскание, обратилась в суд, но проиграла.

Несмотря на то, что в этой ситуации преподаватель потерпела поражение, ее история все равно воодушевляет. Оказывается, профсоюзы худо-бедно, но пытаются отстаивать права учителей в условиях жесткой конфронтации с руководством учебных заведений.

Но такие профсоюзы на грани исчезновения.

«Стимулирующие» для директора

В 2014 году в Бийском государственном колледже (Алтайский край) администрация начала гонения на независимый профсоюз. Сначала под увольнения были подведены ряд профсоюзных активистов из технического персонала. Затем мишенью администрации колледжа стал председатель профкома, преподаватель информатики Виктор Шляпин. Лидер профсоюзов, до того не имевший взысканий, стал систематическим нарушителем трудовой дисциплины. Причем методы, к которым прибегала администрация, иначе как мелочными, назвать нельзя. Рассказывает Виктор Шляпин:

«Проводил учебную практику. Ни в расписании, ни в замене к расписанию группа не была привязана к номеру пары — преподаватели сами назначают время начала практики. Главное, чтобы выдерживалась общая продолжительность занятия. Я назначил для группы время начала 8:30. Прихожу в 8:15. На вахте уже ждет замдиректора Гущина Л.Н. с претензией, что звонок был на пару в 8:00 и я опоздал на 15 минут».

Из-за этой истории учителю сняли все стимулирующие надбавки к зарплате: за классное руководство, за качество и результативность работы.

Чем же руководству школы так не угодил Шляпин? По словам учителя, незадолго до этих «гонений», он, как глава профсоюзной организации обратил внимание на финансовые злоупотребления со стороны директора и некоторых его подчиненных, которые выписывали себе премии из фонда, предназначенного исключительно на стимулирование преподавателей. Жалоба профсоюза в Управление образование Алтайского края последствий для директора не имела, но, видимо, этот случай стал основанием для мести.

Тем не менее, по обращению профсоюза провел проверку городской отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Сотрудники ОБЭП подтвердили, что в то время как работникам сократили почти половину зарплаты под видом перерасхода фонда оплаты труда, директор и его замы назначали себе «стимулирующие» выплаты, по размеру почти равные зарплате рядовых работников. Тем не менее, уголовного дела полиция по этому факту не возбудила.

Гонимый профсоюз

История Людмилы Новиковой из Подмосковья, председателя альтернативного профсоюза школы-интерната для детей с тяжелым нарушением речи, тоже как под копирку. Работает учителем истории с 2007 года. В 2009 была уволена, но в том же году решением суда восстановлена. В октябре 2013 года, чтобы противостоять действиям администрации школы, Людмила организовала альтернативный учительский профсоюз. Начались постоянные конфликты с руководством.

В январе 2014 года председателю профкома Людмиле Новиковой после обращений по ведению коллективных переговоров, в том числе, по поводу невыплаты положенных надбавок и распределения стимулирующих, была снижена педагогическая нагрузка без ее согласия в два раза. Другого члена профсоюза уволили. По словам Новиковой, профсоюз обратился в инспекцию по труду и с иском в суд. Оба суда выиграли. Уволенный учитель восстановлен в должности, а Новиковой вернули прежнюю нагрузку. Но администрация подала апелляцию, и областной суд, несмотря на определение инспекции по труду о нарушении трудовых прав и на решение суда, отменил это решение и вынес новое. Но профсоюз не намерен сдаваться, поскольку считает, что правда на их стороне.

Учительские профсоюзы малочисленны. Чтобы вступить даже в диалог с администрацией на финансовом поле, нужно мужество, время и умение разбираться в законодательстве. Как только профком начинает требовать финансовой прозрачности, руководство берется за административные рычаги. Используются все способы, которые доступны верхушке: выговоры, увольнения, обман в ситуациях с заключением коллективного договора… При этом судебные инстанции и правоохранительные органы не всегда встают на сторону профсоюзных лидеров даже при очевидной правоте профсоюзов.

Причины внутришкольной конфликтности лежат на поверхности. Это — непрозрачная оплата труда педагогов безо всяких критериев и оснований, рабочая нагрузка и нюансы трудовой дисциплины, в частности, вопрос — где «отрабатывать» методический день — в школе или библиотеке. А также финансовые злоупотребления руководства образовательных учреждений. Но — главная причина — заработки учителей. Практически во всех случаях, которые стали известны команде Общественного расследования, основой конфликтности служит непрозрачная и запутанная система распределения средств в образовательных учреждения. Кроме того, ее механизм осложняется субъективным фактором.

Вывод напрашивается сам собой. Вслед за содержанием образования (каким бы оно ни было) пора вносить поправки в механизм оплаты труда. И первое что нужно сделать, это представить образованию четкие и ясные для всех критерии, согласно которым должен быть оплачен труд преподавателя. Иначе администрации будут находиться в постоянном конфликте с профсоюзами.

Автор: Павел Гурский

Источник

Комментарии

Людмила
Правильно борется Ирина Канторович за отмену НСОТ. Это "кормушка" для руководства учебных и дошкольных заведений. Если работник весь "выложится", будет ночевать на работе, а с директором в конфликте, то не только стимулирующих не получит, но и зарплату ему урежут. Руководство распоряжается полученными средствами, как своими собственными: сам решает кому и сколько платить. Это беспредел.
Анатолий
ora et labor

1000 Осталось символов


Search