Сайт профсоюза «Учитель»

Педагогика высокого вырождения

В этом сентябре учебный год в России не начался. Ребята просто пошли в школу. А это отнюдь не означает, что состоится нормальный педагогический процесс, от которого мы уже порядком отвыкли за последнее время.

Мы живём в эпоху складывания новой цивилизации, когда меняется человек и внутренне, и даже внешне. У многих людей ослабла воля, распространилась апатия, общий кругозор сузился, а потребительские стремления неимоверно возросли. Я наблюдаю рост отчуждения между людьми, коммуникативность, уходящую всё более в виртуальную область, рост насилия, прагматизма, деструктивности, суицидальных наклонностей, невротизацию населения, обрушение целей либо заострение неблагородных желаний, психическую и физическую перегрузку, нравственное изнурение, неорганизованность, лживость, одиночество, рост негативных переживаний и раннее взросление на их почве, неверие властям и вообще авторитетам, осознанный конформизм, упрямство и прочее.

Причём почти всё отмеченное приобретает более рельефные и устойчивые формы. Происходит резкая поляризация в детской среде. В то же время формируются подростки с чёткими позитивными целями, высокой степенью трудолюбия, способностью видеть и ценить красивое, достаточно широким спектром интересов и способностей, общительные, оптимистичные, деликатные, желающие участвовать в различных начинаниях, умеренно амбициозные, настойчивые, развёрнутые к социуму, обладающие прочной гражданской позицией и вполне психически адекватные.

Задача школы - поддержать и развить детей условно второй группы и минимизировать риски детей первой группы, попытаться вывести их на «средние» стартовые позиции, поддержать их, дать ход тому позитивному, что в них, несомненно, имеется, но подавлено, стеснено по тем или иным причинам. Для этого как раз прежде всего надо заняться вопросами сознания и подсознания ребят и учителей (среди них с некоторыми поправками также можно выделить подобные группы), определить чётче параметры цивилизации, в которых уже живёт нынешнее и станут жить грядущие поколения. Простая преемственность разных программ, выстраивание цепочки документов и циркуляров не решит этой основной экзистенциальной задачи. Мы живём не просто в тяжёлое время (лёгких почти и не случалось), мы живём в эпоху глобального выбора не политического пути, даже не научной парадигмы, а в пору выбора между добром и злом в самом категориальном значении. И в такой ситуации роль школы неимоверно велика. Но сейчас школа, скорее, отталкивает, чем привлекает.

Нарушилась сама суть педагогического процесса. Он словно потерял свою обоснованность и убедительность. Утратилась роль школы как социально-культурно-образовательного феномена, сакрального места. Иными словами, школа пока есть, но педагогический процесс в ней серьёзно нарушен: прервалась связь учителя и ученика, не формальная, натужная, а истинная, духовно и эмоционально богатая. Во многом сия связь держалась на личностях, на особом притяжении (магнетизме) маленького и большого человека, на нравственной силе народов нашей страны, на традициях российского образования. Пренебрежение учителем и другие факторы не прошли даром. Учитель утратил свою миссию — быть голосом поколений и мастером диалога, - и это в конце концов почувствовали ученики, параллельно тоже подвергшиеся трансформации. Во многом сказанное произошло по объективным причинам: мы переживаем кризис человечества как такового, почти исчерпавшего свои ресурсы (не нефть, алмазы), а - данные от Творения, от истоков, и определяющего сейчас зыбко, полуслепо выбор дальнейшего движения, чтобы избежать участи Атлантиды.

Нужно вначале наладить педагогический процесс, вернув школу в поле подлинного просвещения и созидания, дружеского общения и нескучного учения. Это не будет отступлением к прежней школе во всём объёме, новая школа не превратится в школу иллюзий и фантомов, она должна стать школой спасительного бытия, преображения, школой помощи складывания человека нового типа не только земного, но и небесного (это вовсе не религиозная тематика, а данность нынешнего момента), школой встречи традиции и инноваций в обстановке радости, надежды и продуктивного диалога. Подходить к школе с позиций «совершенствования» уже поздно, её надо пересоздать на основаниях, соответствующих не просто запросам общества и времени, а на фундаменте нового измерения бытия, в котором так болезненно мы оказываемся. Но либо мы совершим этот цивилизационный рывок, либо будем ходить по кругу реформ, риторики, заимствований и систематизации, а в результате потеряем и образование, и нацию.
Складывается впечатление, что делается многое для того, чтобы последнее произошло. Власть оказалась в плену «модернизаций», оторвавшись не столько от социальной реальности, сколько от стратегии жизни в условиях, образно говоря, после «конца света». Мы просто вынуждены соразмерять свою жизнь с космосом более, чем это было даже пять лет назад. И это не мистика, это та данность, которая формируется вокруг нас, где полутона уступают места основным цветам. Мы же идём прежним путём прибавления-убавления, введения-отмены, усиления-ослабления со всеми атрибутами бюрократического и имитационного механизма. В таких обстоятельствах ещё какое-то время можно продержаться, но мера отпущена всему, и будущее уже созревает на наших скудных плантациях.

Чтобы начать закладывать основания новой школы и педагогики — педагогики воплощения, я предлагаю осуществить (пробовать начать осуществлять) следующие меры:
- остановить процесс укрупнения школ и превращение их в индустриальные монстры;
- отойти от идеи «конвейеризации» образования и превращения ученика и учителя в полуроботов;
- перестать принимать в школы детей за деньги (если школа не частная);
- отменить сочинительство фальсифицированных отчётов с фальсифицированной статистикой, на основании которых вышестоящие органы не имеют верной картины происходящего, но отчасти сами инспирируют эту фальсификацию;
- ослабить контроль за деятельностью педагогов и дать им свободное поле для личного развития;
- прекратить наращивать вал контрольно-проверочных работ, срезов с акцентом на процентные показатели, а не на комплексное индивидуальное развитие ребёнка;
- перестать соразмерять успех ученика, а потом школы с участием (победой, поражением) в городских, Всероссийских олимпиадах;
- сократить массовое награждение ребят «Дипломами участника», грамотами, кубками, развивать здоровую соревновательность, а не «медальные гонки»;
- сократить и само количество ученических конкурсов, расплодившихся невероятно (на разные конкурсы для отчётности просто направляются одни и те же работы), тем более — конкурсов платных;
- остановить манипуляции с рейтингами, ведущими не к формированию стратегии успеха, а — к насаждению фальши, неоправданных морально-физических затрат, зависти, разлада в профессиональных коллективах и т. п.;
- возобновить государственное финансирование школ с адресным направлением средств на ремонт зданий, поощрение педагогов, закупку учебников и пр.;
- вернуть директору педагогическую составляющую, избавив его от участия в многочисленных совещаниях, вебинарах, аттестациях, презентациях;
- перейти к практике назначения директоров — ответственных и достойных людей, а не угодных вышестоящим органам (подчас за взятки), случайных лиц, ставящих своё финансовое благополучие выше педагогической чести и компетентности; директорам школ назначаются несоразмерно большие оклады — 200-600 тыс. ежемесячно в обмен на лояльность и удержание членов коллектива от всяческих форм протеста;
- остановить практически ежегодные изменения в ЕГЭ; уж если этот вид застарелого экзамена был насильственно укоренён в школах, так пусть к нему хотя бы привыкнут, не пугаясь каждый раз нововведений (даже если они ведут к «улучшениям»);
- упростить программы по всем предметам для учеников прежде всего младших классов, куда «спускают» материал из старших, порой даже элементы из вузовских программ, тем самым мешая освоить простое и насущное и не научив, естественно, сложному;
- пересмотреть программы изучения предметов — в большей части случаев на изучение темы (какой бы сложной и важной она ни была) отводится один урок - для ослабленных детей (коих в классах всё больше и больше), детей с особенностью запоминания и т. д. - это непосильная ноша;
- добиться возвращения практики оптимального выполнения большинством детей домашнего задания (ныне оно не делается вообще, либо делается 25 минут, либо выполняется весь вечер да ещё с привлечением сил части членов семьи);
- очистить ФГОСы от пустых декларативных положений; ученик должен крепко усвоить достаточно небольшую часть материала, но именно крепко;
- вернуть в школы специализированные кабинеты (например, ортоптические — для детей с ослабленным зрением), логопедов, медсестёр на полный день пребывания, воспитателей, психологов, уборщиц, социальных педагогов; мы говорим о создании среды для обучения инвалидов, но забываем о том, что более 80 процентов всех детей имеют какие-то нарушения в здоровье, в школах неимоверно разросся травматизм, на надомном обучении находится масса учащихся;
- перестать добавлять в школьную программу новые предметы и курсы, ученик не может иметь в день более 6 уроков;
- прекратить считать метод проектов идеальным и суперсовременным и повсеместно эксплуатировать проектную деятельность;
- ограничить нагрузку учителя 18-24 часами (многие учителя из-за низкой зарплаты вынуждены набирать ворох часов, что крайне вредно для процесса обучения);
- реформировать систему оценивания, которая свелась, по сути, к трём баллам, или согласиться с тем, что у нас трёхбалльная система оценивания, практически не отражающая никакого движения ученика (масса детей признаёт уже только хорошие и отличные отметки, буквально выбивая их из учителей подчас с помощью родителей);
- перестать повсеместно насаждать информационные технологии, лучше использовать подлинные инновации и желательно отечественные;
- реформировать проведение конкурса «Учитель года», отбирая для участия в нём действительно лучших учителей, уже начиная делать это с уровня школы, отменить «компьютерный» этап данного конкурса — посмешище для думающих людей;
- вернуть значение категорий в школу и доплаты за звания;
- упростить ведение электронного журнала;
- обдумать статус классного руководителя, сменяя классных наставников лишь в самых обоснованных случаях;
- не поощрять практику жалобы родителей на школу и учителей, в то же время кропотливо разбирая каждую жалобу;
- проводить курсы «педагогического ликбеза» для родителей, многие из которых, сформировавшихся в 1990-е — начале 2000-х годов, крайне безграмотны и дурно воспитаны;
- умерить практику увольнения учителей по возрасту, стараться находить им работу в школе, использовать их опыт не на бумаге, а на деле;
- сбавить темпы перевода кружков и секций на финансовые рельсы, сохранить бесплатную продлёнку для всех категорий детей;
- возобновить нормальную практику проведения экскурсий, превратить школьный музей в один из центров воспитания и просвещения в школе;
- остановить вал сокращений и увольнений школьных работников по решению администрации, создавать в особых случаях согласительные комиссии с включением представителей общественности;
- улучшить подготовку педагогических кадров — в школу приходит всё больше ограниченных эгоистичных «специалистов», по недоразумению или злой случайности попавших в неё (увы, педагогические вузы страны сами не имеют достаточного числа профессионалов либо теряют их из-за унизительных условий труда; так почти разрушен один из старейших Шуйский педагогический институт, присоединённый к Ивановскому университету); освободить из долгового рабства многие провинциальные педагогические вузы и училища — все свои накопления они отправляют в головные организации, не имея права потратить хотя бы часть из них (средств) на свои нужды; поднять зарплату преподавателям вузов (к примеру, зарплата доцента составляет 12-15 тыс. рублей);
- вернуть зарплату учителей к уровню, который провозглашался в 2014 году — 60-65.000 (конечно, здесь должны учитываться категория работника, почасовая нагрузка, участие в конкурсах и различных инициативах и пр.);
- согласовывать курсы повышения квалификации работников с интересами, запросами самих работников и по возможности проводить занятия на базе школы или не на дальнем расстоянии от неё;
- защищать учителей от агрессивных действий администрации, родителей, учеников;
- проводить мероприятия по сплочению коллектива, поскольку во многих местах педагогического коллектива уже не существует как такового, зато есть круг людей, угодных администрации;
- вернуть в школу обстановку творчества (сейчас почти повсеместно — ремесло), взаимопомощи, дискуссии;
- не путать заботу о безопасности учеников (турникеты, карточки, видеокамеры) с нарушением прав ребёнка и его психологическим комфортом;
- остановить практику закрытия сельских и малокомплектных школ;
- вернуть школе приоритет педагогического, а не экономического учреждения;
- сохранять проверенные временем традиции и продолжать их;
- отойти от излишней стандартизации школьных помещений, мероприятий (к примеру, педагогических советов, где советы заменены командами);
- поощрять создание школьных (межшкольных, региональных) организаций, движений;
- проводить конкурсы учебников (должен быть учебник профильный и обычный), а не составлять «линейки» силами одного авторского коллектива-монополиста и «карманных» экспертов на протяжении многих лет (как это происходит с учебником по обществознанию);
- дать реальные полномочия школьному самоуправлению;
- учесть опыт и наработки инновационных площадок, которые функционировали во многих школах в 2000-е гг. и материалы которых в основном остались невостребованными (например, по поликультурному воспитанию);
- вкладывать средства не в строительство пафосных гранитно-мраморных школ-дворцов, а - в проведение ремонта в сельских школах и школах малых городов, оснащение классов необходимым оборудованием, предоставление льготных проездных билетов учителям, устройство пандусов для детей-инвалидов, организацию профильных поездок для учителей географии, истории и т. д.;
- бороться за ограничение пребывания детей за компьютерами, отменить все телефонные звонки во время уроков и внеурочных мероприятий (за исключением экстренных случаев);
- ограничить практику репетиторства как внутри школы, так и за её пределами (репетиторы массово появляются уже у учеников начальной школы; некоторые педагоги на репетиторов только и возлагают надежды);
- превратить школу в просветительский центр района/микрорайона, села и т. д.;
- чаще обращаться к позитивным положениям «Закона об образовании», разъяснить невнятные и туманные статьи и не бояться вносить изменения в Закон, если этого требуют обстоятельства.

После осуществления данных и иных мер, налаживания спокойного функционирования образовательного учреждения (а не аврального, хаотичного), восстановления полноценного педагогического процесса можно (естественно, не сразу) в каждом конкретном случае отдельно перейти к созданию школы цивилизации XXI века. Конечно, для этого требуется и стабильная социально-экономическая ситуация, мир, кадры, атмосфера уверенности, достаток и добропорядочность населения. Школа — часть общего организма государства. Она, как известно, отражает его достоинства и недостатки. Преобразовывая школу, мы строим и своё государство, которое должно окрепнуть и расцвести. Но это уже забота не только одних педагогов.

Александр Снегуров, заслуженный учитель РФ, историк, писатель

Источник: "Образование в документах", ноябрь 2015

Комментарии

1000 Осталось символов