Сайт профсоюза «Учитель»

Так надо или К нам едет ревизор

Статья Анны Инютиной, члена Совета профсоюза "Учитель" посвящена проблеме организации контроля за деятельностью школ, формализации этого процесса в виду невозможности соответствия многочисленным требованиям проверяющих, росту фиктивной отчетности и негативным последствиям этих процессов. Статья опубликована в сокращенном виде в бюллетене "Образование в документах" №10, 2016.

***

Мы все читали Гоголя. Но когда едут в школу контролирующие органы, каждый раз снова и снова убеждаюсь, что ничему литература не учит.

С чем у рядового учителя ассоциируется проверка? Бессонные ночи, чтобы привести в соответствие все полагающиеся документы,  срывающиеся голоса коллег  в классах, в отчаянии пытающихся донести до детей, что на носу ответственные контрольные, а они опять «ничего человеческого не понимают». И накануне визита проверяющих  – полное бессилие и «будь что будет», когда понимаешь, что  всё привести в соответствие никак  не удается.

 

Чем руководствуются комиссии, оценивая эффективность  работы образовательной организации? Вроде бы, всё по делу:  1) кадровое обеспечение образовательного процесса;  2) высокое качество обучения и воспитания; 3) создание условий для внеурочной деятельности и дополнительного образования; 4) эффективное использование современных образовательных технологий в образовательном процессе  и проч., без чего школа не существует. Вроде и есть всё, но вот качество – это вопрос.

Как, к примеру, оценивают соответствие работы образовательным программам? По журналу. Количество часов и формулировки тем должны совпасть из слова в слово с программой. О том, что в реальности такое совпадение – область фантастики, все знают. Все знают, что у большинства учителей есть свой журнал, где он записывает темы так, как провёл, так, как требует живой учебный  процесс и живые и такие разные дети.  Только проверке это неинтересно. Поэтому  реальный журнал  как арапник у Гоголя: «всё на время лучше его припрятать, а там, как проедет ревизор, пожалуй, опять его можете повесить».

Создание рабочих программ – тоже та еще тема. Когда возникло это новшество, все школы много лет днями-ночами штамповали рабочие программы, по которым нельзя работать.  И после проверок снова и снова переделывали «поколоночное» планирование,  то  добавляя столбик в таблице, то называя его по-другому, потому что «так надо».  Первый вопрос коллег, встретившихся в разгар летнего отпуска: «Рабочие программы сделал?»  И этот ужас подступающего учебного года, когда программы так  и не родились…

Я всегда в полном  недоумении смотрю на проверяющих эти самые программы, когда они на полном серьезе считают колоночки в списанных где попало бумагах, в которых нет ни толку, ни смысла, а потом еще выносят вердикт, что бред сей не полный, его следует расширить еще одной графой, например, использованием на уроке электронных образовательных ресурсов. Как их использовать, если в классе нет оборудования, а в компьютерном кабинете интернет ровно такой, что можно грузить одну страницу пол-урока, никто не спрашивает.

О наличии смыслов в учительских программах проверка никогда не печется. Тут, как у судьи в «Ревизоре»:  если кто «и заглянет в какую-нибудь бумагу, так он жизни не будет рад. … Сам Соломон не разрешит, что в ней правда и что неправда». Это давно усвоено и взято на вооружение. Одна моя знакомая  устраивалась в престижную школу и похвалила администрацию: бумажками учителей не мучают, прямо говорят: «Скачай программу из интернета и не парься».  А чего там заморачиваться, если по этой программе всё равно работать нельзя. Все так живут: для проверки – одно, для себя – другое. Так надо.

Когда началась чехарда с учебниками, списками допущенных-недопущенных,  соответствующих новому ФГОС-несоответствующих и отсутствием финансирования, народ совсем потерял голову.  Так в школах появились учебники «для проверки».  Чтоб и линейка та, и год соответствующий, и профиль. Как быть учителю, который должен  писать рабочую программу по новому учебнику, а с детьми работать по тому, какой есть в наличии, – этого никто никогда объяснить не мог. В таком случае действует русское «авось пронесет».

Беда и в том, что всякое необкатанное новшество тут же становится предметом контроля. Только объявили об информатизации – тут же проверка: выдай обеспеченность техникой и работу с цифровыми ресурсами. Ввели новый ФГОС – тут же требуют показать, как развиты у детей «универсальные учебные действия».  И никого не интересует, что содержание образования осталось прежним, что нет никаких условий для внеурочной деятельности по интересам, что методическое оснащение процесса до сих пор на старых рельсах. Для себя – «заурочивание внеурочки», когда лишний часик приберем для работы, например, с  отстающими, а для осуществляющих надзор – красивый развивающий элективный курс. На бумаге, разумеется. Так надо.

Так надо, чтобы в день проверки в туалетах появилась туалетная бумага, а в классах - бумажные полотенца и мыло, а на другой день благополучно исчезли до следующего контроля.  И всё это на глазах у детей.

Если смотреть на проверку глазами самих проверяющих, думаю, будет примерно одна картина: испуганные и заискивающие взгляды сотрудников школы, запах валидола по коридорам и чарующий аромат «поляны» в честь гостей из столовой. И напоследок что-нибудь в руку «от чистого сердца, чисто символическое».  Нет, не учит литература. Мы как были, так и остались рекордсменами по строительству потемкинских деревень.

Порочность всех  проверок - в формализме показателей. Никто не ходит на урок, в класс, где «мое распаханное поле, моя страда, моя поденная работа, моя неспешно колосящаяся нива». Никто не видит, как идет сам учебный процесс. Всё – по бумагам. Кипы документов, которые делаются исключительно для контролирующих. Нет финансирования, нет кадров, нет условий. Но есть проверка, которая требует соответствия.

И если  эффективность  - оптимальное управление ресурсами организации в целях получения наилучшего результата, то налицо разбазаривание во имя отчетов скудных школьных возможностей -  и человеческих, и финансовых. Чтобы никто не увидел КАК ЕСТЬ, но все видели КАК НАДО.

Думается,  пока цель проверок – уличить, взыскать за отсутствие нужных показателей, до тех пор картина меняться не будет. Вот когда контролирующие органы начнут после инспектирования писать в вышестоящие инстанции, что для обеспечения нормального образовательного процесса  финансирования недостаточно, что в  школы не идут молодые специалисты, а пенсионеры тащат на себе две ставки, что с тремя физкультурами в неделю дети вынуждены заниматься в коридорах, что новые учебники с логотипом «ФГОС» ничем не отличаются от старых и нецелесообразно тратить на них деньги,  - тогда, может быть,  начнется другая жизнь.

Но для этого необходимо, чтобы кто-то сказал «нет» тому, что творится сейчас. А пока некому, так будем прятать от проверки арапник и растить новых городничих. Другого не дано.

Анна Инютина, учитель (Республика Удмуртия)

Версия статьи в бюллетене "Образование в документах"

Комментарии

Виктор Денисов
Я сам не учитель, но имею удовольствие беседовать с таковыми. Не так давно завязался разговор, очень хорошо иллюстрирующий проблему из статьи. Привожу его ниже, не дословно, с небольшими поправками, иначе диалог просто не поместится в комментарий.
А: Что не так с нынешним образованием?
У: Вот на днях проводилась проверка и дети довольные зашли в класс, обнаружили мыло, с радостью вымыли руки, воспользовались полотенцами и было видно, что эта обновка им очень даже по-душе. На следующий день всё пропало и ребята, зайдя в класс с разочарованием спросили, дескать, а мыло-то где? На что один из учеников с видом, как будто товарищ его ляпнул ужасную глупость, произнёс: "Так проверка же прошла!"
Пока дети будут видеть это и для них это будет в порядке вещей о каком будущем можно говорить?

Да, разумеется, проверки не единственная проблема нынешней системы образования, но она явно не самая последняя по своей значимости. Хорошая статья, я считаю, что о таких проблемах нужно говорить.

1000 Осталось символов


Search