Сайт профсоюза «Учитель»

Что мы будем делать с «исторической» победой профсоюза? Добиваться большего!

В январе 2019 года профсоюз учителей Лос-Анджелеса одержал историческую победу. Мы публикуем перевод статьи, написанной Эрин Плос Компромор (Erin Ploss-Campoamor). Она не педагог, но помогала бастующим, т. к. заинтересована в нормальном образовании для своих детей. Нам кажется, что, помимо живости изложения и интересной информации от рядового участника забастовки о её ходе, эта статья показывает, как может быть устроено взаимодействие между коллективом школы и родительским сообществом. 

В статье поднимаются и другие вопросы, имеющие параллели с российскими обстоятельствами. Например, приватизация образования, отношения общества к школе, условия труда и т. д.

1

 

Все, кто прошли через недавнюю забастовку учителей в Лос-Анджелесе, испытали настоящие «эмоциональные американские горки».

Всё начиналось очень тяжело: два года ожесточённых переговоров о контракте между Объединённым школьным округом Лос-Анджелеса (LAUSD) и профсоюзом «Объединённые учителя Лос-Анджелеса» (United Teachers Los Angeles, UTLA).

Профсоюз UTLA хотел повысить зарплату, но, что ещё более важно, требовал сокращения учеников в классах, больше медперсонала в школах, библиотекарей и консультантов, а также больший контроль за школьным Уставом. Однако наш суперинтендант (т. е. управляющий школьным округом), Остин Бётнер (Austin Beutner), печально известный борец с профсоюзами и лоббист чартерных школ, утверждал, что LAUSD не может выполнить требования профсоюза. И это даже несмотря на то, что независимая группа по установлению фактов подтвердила, что у администрации школьного округа есть резерв в 1,9 миллиарда долларов.

Почему он лгал? Потому, что сокращение финансирования государственных школ (public school) сделает их более уязвимыми к поглощению образовательными корпорациями и переводу в статус чартерных (школы, которые получают государственное финансирование, но действуют независимо от государственной школьной системы; способ приватизации образования — прим. переводчика).

В конце концов, в декабре 2018 года профсоюз учителей объявил, что будет бастовать, чтобы защитить... государственные школы.

Итак, в понедельник 14 января началась забастовка. Это был один из самых дождливых дней за последние месяцы (бастующие в США обычно проводят забастовку на улице, устраивая пикеты, шествия и митинги — прим. переводчика). Однако нас это не смутило, а лишь укрепило решимость и сделало более изобретательными.

 

2

 

Но затем мы начали беспокоиться.

Я не член UTLA — просто активистка / режиссёр / мама, — поэтому я не знаю, каково это — бастовать и жертвовать своей зарплатой. Но я до сих пор помню, как беспокоилась в первую неделю, каждый день ходя по пикету с учителями и консультантами моих детей. Было тяжело не знать, как долго продлится забастовка и чего ожидать. И всё же, хотя четыре дня подряд шёл дождь, я чувствовала, что наш страх становится... чем-то другим.

Мы начали воодушевляться. Было очевидно, что мы стали частью чего-то большего, чем предполагали.

 

3

 

Было очень приятно осознавать, что десятки тысяч членов профсоюза учителей и члены их семей ходили по пикетам, не поддаваясь погоде. К четвергу только 84 ученика нашей школы (около 17% от общей численности учащихся) посетили занятия. Наши митинги были огромными, креативными и динамичными. Каждая акция протеста привлекала больше внимания, чем предыдущая.

Естественно, вместе с ними росли наши ожидания.

 

4

 

Теперь мы чувствовали надежду.

В пятницу 18 января, когда выглянуло солнце, было объявлено, что переговоры, наконец, возобновились. Учитывая все предыдущие неудачные попытки и нечестную антипрофсоюзную тактику Бётнера, мы ожидали тяжёлой битвы. Тем не менее, мы сохраняли оптимизм в течение трёх выходных дней (в США в третий понедельник января отмечается День Мартина Лютера Кинга — государственный праздник и выходной — прим. переводчика). Когда во вторник утром 22 января мы не услышали о заключении соглашения, то вернулись в пикеты.

При необходимости мы были готовы бастовать ещё неделю.

 

5

 

И тут мы удивились.

Мы не могли поверить, когда услышали, что суперинтендант Остин Бётнер, президент UTLA Алекс Капуто-Перл (Alex Caputo-Pearl) и мэр Эрик Гарсетти (Eric Garcetti) провели пресс-конференцию этим утром и объявили, что соглашение достигнуто.

Теперь мы были смущены.

Неожиданно нам сообщили, что члены профсоюза должны проголосовать по этому соглашению прямо утром и уже завтра приступить к работе. Нам также сказали, что акции протеста, намеченные на сегодня, должны стать «празднованием победы» в борьбе за соглашение, которое никто из нас ещё даже не видел. Честно говоря, мне казалось, что голоса даже не будут подсчитывать, т. к. исход уже предопределён. Нам словно говорили: «Торопитесь, празднуйте эту победу и возвращайтесь к работе!»

Потом мы прочитали соглашение и разозлились.

Мы видели серьёзную проблему в том, что в соглашении почти ничего не было сказано о специальном образовании и численности консультантов, а сокращение численности классов, на первый взгляд, казалось минимальным.

Но я видела людей, которых уважала, и они говорили, что это соглашение — «историческая победа».

Поэтому я захотела разобраться.

Я более внимательно перечитала соглашение и следила за оживлёнными дискуссиями в соцсетях между сторонниками и противниками нового контракта.

Я связалась с Эрикой Лин Джонс (Erika Lynn Jones), одной из самых замечательных участниц профсоюзной команды переговорщиков. После обмена несколькими сообщениями выяснилось, что люди, которые решили закончить забастовку, были слишком сильно включены в процесс переговоров, чтобы понять, каково это было для тех из нас, кто находился на улицах. Учитывая, что Эрика провела несколько марафонских раундов обсуждения договора, ей было сложно понять тех, кто говорил, что его заключили «слишком быстро». По её словам, завершение забастовки учителей было довольно «стандартным». Как она сказала: «Забастовка в Чикаго была единственной, где нашли несколько дней, чтобы прочитать соглашение».

Впрочем, позже я узнала из электронного письма, разосланного всем членам UTLA, что решение столь быстро проголосовать за соглашение напряжённо обсуждали.

Профсоюз рассматривал три варианта:

  1. Ратифицировать договор без голосования;
  2. Отложить голосование;
  3. Потратить на голосование только один день и вернуться к работе так быстро, как возможно.

Руководство профсоюза писало, что «ни один из этих вариантов не был идеален — в каждом были подводные камни. После глубокого, но быстрого размышления, учитывая безотлагательность решения, мы выбрали третий вариант, т. к. считали, что в нём лучше сбалансированы как демократичность, так и эффективность».

Тем не менее, хотя я понимаю, почему они считают свой вариант наилучшим, я была не согласна с ними.

Я полагаю, что готовность продолжать забастовку была гораздо выше, чем считало руководство профсоюза. Люди согласились бы пропустить ещё один школьный день, если бы это дало членам UTLA больше времени для голосования. И, что более важно, голосование было бы гораздо снисходительнее к недостаткам соглашения, если бы люди не чувствовали вынужденную необходимость голосовать «за». Если есть что-то, чему режиссура научила меня, так это то, что люди примут всевозможные недостатки в повествовании, если их устраивает финал...

Впрочем, отношение к принятию соглашения как «ошибке» мешает признать важную истину...

Это соглашение — действительно историческая победа.

Оно помогло сохранить государственное образование.

 

6

 

После того, как я перечитала договор и поняла, как оно остановило лоббистов чартерных школ, я начала чувствовать гордость.

Самое важное, что соглашение устранило пункт 1.5 из учительского контракта, который позволял руководству школьного округа игнорировать «ограничения на размер класса», когда, по их мнению, не хватало финансирования (что, согласно им, было всегда). Как Эрика объясняла в комментарии на Facebook: «Что это соглашение делает, так это то, что теперь реально надо будет соблюдать предельное количество учеников в классе. Например, если раньше число учеников в моем классе начиналось с 29-и, то после уничтожения пункта 1.5 — с 24-х».

Или, как объяснял учитель Джефри Кабауатан (Jeffrey Cabauatan): «Это жёсткое ограничение на количество учеников в классе означает, что округ не сможет увеличить его. Например, если установлено, что в старших классах на 39 учащихся должен приходиться один учитель, то раньше при 40 учениках школа просто увеличивала размер класса, а теперь ей необходимо будет нанять ещё одного учителя и тогда в среднем в классе будет 20 учеников. Давайте представим, что в школе учится 80 детей. При старом контракте это означало, что в школе будут 2 учителя, и каждый будет иметь по 40 детей. При новом же контракте и жёстком ограничении численности класса, в школе будут 3 учителя с 26-27 учениками на каждого. Если ограничение класса 39-ю учениками может уменьшить его численность до 27, подумайте, что может сделать сокращение максимального размера класса до 35, что будет достигнуто для старших классов в течение трёх лет?»

В последней части комментария Джефри ссылается ещё на одну важную победу: каждый год на протяжении следующих трёх лет максимальный размер класса будет уменьшаться на одного ученика. А в некоторых школах на два.

Очевидно, что меньшие классы — это большая победа, приносящая пользу учащимся. Согласно мнению тех, кто был вовлечён в процесс переговоров, вопрос о размерах класса был всегда одним из самых обсуждаемых. «Почему?» — спрашивает Джеки Голдберг (Jackie Goldberg), кандидат в члены школьного совета, в редакционной статье «Los Angeles Times», — «Потому, что, если округ уменьшит размер классов и, соответственно, наймёт 2000 учителей, это будет означать, что им должны быть предоставлены 2000 помещений — помещений, которые некоторые чартерные школы присмотрели для себя».

Кроме желания размещать чартерные школы в зданиях, принадлежащих школам государственным, есть другая, более гнусная причина сопротивляться найму большего количества учителей. Сейчас Калифорния занимает 45 место в стране по соотношению учеников и учителей. Неприемлемо большие классы являются причиной того, что родители массово забирают своих детей из государственных и общественных школ и переводят их в чартерные. Что ещё способствует этому? Отсутствие таких базовых вещей, как достаточное количество библиотекарей и медперсонала.

И тут мы отметим другую нашу победу: больше библиотекарей, медсестёр и консультантов! По словам Кайла Стоукса (Kyle Stokes) из издания «LAist»: «Администрация школьного округа Лос-Анджелеса согласилась нанять ещё 300 школьных медсестёр в течение двух лет... Представители профсоюза говорят, что этого количества достаточно, чтобы удовлетворить потребность в медсестре на полную ставку в каждой школе 5 дней в неделю. Ещё будут наняты 75 библиотекарей, что достаточно, чтобы закрыть потребность в них в каждой средней и старшей школе. Округ также согласился нанять 77 консультантов, что будет гарантировать соотношение 500 к 1 между учениками средних и старших школ и консультантами».

Очевидно, что эти цифры ещё недостаточно хороши, но это значительный шаг в правильном направлении.

Другие победы: больше зелёных насаждений, гарантии, что школы заранее получат уведомление о возможном «подселении» чартерной школы, а также согласие школьного совета принять обращение к правительству штата с требованием моратория на распространение чартерных школ.

Всё это важно потому, что поможет ограничить распространение чартерных школ в Лос-Анджелесе. Чем больше места для зелёных насаждений, тем меньше места для них. Предварительное уведомление о совместном размещении означает, что государственные школы получат больше времени для обжалования решения. А мораторий означает, что больше не будет новых чартерных школ, пока мы не решим, что делать с теми, что уже есть. Члены профсоюза добились для себя скромного повышения зарплаты на 6%, без каких-либо оговорок (в отличии от предложения округа, которое при этом «затрудняло получение медицинской помощи на пенсии и требовало больше рабочих часов»).

В недавно распространённой профсоюзной листовке были перечислены некоторые из наиболее значимых побед:

 What we won chart FINAL 012319 Страница 1  What we won chart FINAL 012319 Страница 2 What we won chart FINAL 012319 Страница 3 

 

 Чего мы добились и как это повлияет на наше будущее

Наша забастовка и наша солидарность на пикетах привели к большим трудовым и политическим победам. Эта забастовка сделала профсоюз сильнее перед лицом грядущих битв, связала учительское и родительское сообщества так, как мы никогда не видели прежде, и коренным образом изменила представление о государственном образовании в США. Вместе мы вошли в историю. Вот наши ключевые победы:

 

Что нам предлагал округ перед забастовкой

Чего мы добились

Как это останавливает приватизацию и влияет на наше будущее

Оплата труда и охрана здоровья

Рост зарплаты привязан к профессиональному уровню и прописан так, что новым сотрудникам будет сложно получить пожизненную медицинскую страховку

Рост зарплаты на 6 % без всяких оговорок.

Мы остановили инициативу округа в урезании программ здравоохранения для учителей. В отчёте LAUSD «Трудный выбор» утверждалось, округ и так тратит на медобеспечение преподавателей слишком много и предлагал урезать эти расходы на 44 %.

Больше медсестёр, консультантов, библиотекарей и психологов

Медсестра только в начальную школу на срочный договор на один год.

Библиотекари только в среднюю школу по строчному договору на один год.

Консультант только в старшую школу по срочному договору на один год.

Медсестра на полный день в каждую школу.

Библиотекарь на полный день в каждую школу.

Гарантированное соотношение 1 к 500 консультантов и учащихся в каждой средней школе.

Психологи, сотрудники персональной помощи станут ключевым персоналом в новых общественных школах.

Всё это даст учащимся ту необходимую поддержку, которую они заслуживают, и поможет создать школы, куда родители хотят отдавать детей.

План, предложенный руководством округа с наймом по срочному договору на один год, позволял легко провести сокращения через 12 месяцев.

Меньший размер классов

Размер класса в 46 учеников в средней школе и 39 в начальной.

Замена пункта 1.5 контракта условиями, при которых округ может в одностороннем порядке объявить финансовый кризис и ввести более высокие размеры классов.

Проложен путь к первой за 25 лет программе уменьшения размера класса.

Пункт 1.5 исключён из контракта.

Установлены жёсткие ограничения на максимальный размер класса.

Уменьшение размера класса для всех уровней обучения и предметов.

Уменьшение размеров класса каждый год, начиная с 2019-20 учебного года и немедленное сокращение до 39 учеников в матклассах и классах с углублённым изучением английского языка старшей школы.


Созданы условия для большего снижения размера классов.

Помимо значительного улучшения условий обучения, меньшие классы защищают школьное пространство от возможного размещения в нём чартерных школ.

Наша забастовка заставила общество осознать необходимость предпринять что-то в отношении позорно низких расходов Калифорнии на учеников, что и было основным фактором в увеличении размера классов. 

Следующий шаг: реализовать инициативу «Schools & Communities First», которая принесёт миллиарды долларов в школы.

Уменьшение тестов

LAUSD утверждал, что вопрос о тестах не будет обсуждаться на переговорах. Наша забастовка заставила их изменить мнение.

Обеспечена прозрачность и создан план для определения того, как много времени требуется на подготовку к обязательным тестам и как это влияет на учебный процесс.

Поставлена цель сократить количество обязательных тестов на 50 %.

Слишком большое количество тестов тратит впустую учебное время и неадекватно в изучении искусства, музыки, этнических программ и других предметов.

Мы добились, что условия тестирования теперь будут обсуждаться в ходе коллективных переговоров.

Ограничение распространения чартерных школ

LAUSD утверждал, что вопрос о чартерных школах не будет обсуждаться на переговорах. Наша забастовка заставила их изменить мнение.

Совет по образованию на следующем заседании проголосует за призыв к правительству штата остановить рост чартерных школ в округе.

Неконтролируемый рост чартерных школ ежегодно отнимает 600 миллионов долларов у государственных школ нашего округа. Наша забастовка резко изменила характер обсуждения чартерных школ. Теперь чиновники, значительная часть общества и даже «Los Angeles Times» высказываются за регулирование чартерных школ и против их дальнейшего распространения

Общественные школы (сommunity schools, финансируемая государством школа, которая служит не только учебным заведением, но и центром общественной жизни – прим. переводчика)

LAUSD утверждал, что вопрос об общественных школах не будет обсуждаться на переговорах. Наша забастовка заставила их изменить мнение.

В ближайшие несколько лет будут основаны 30 общественных школ с дополнительным финансированием округа и присутствием профсоюза учителей.

Предлагая богатую учебную программу, вовлечение родителей и комплексные услуги, общественные школы укрепят государственную систему образования.

Специальное образование

Уменьшение нагрузки в некоторых категориях, но отказ от выполнения других требования профсоюза.

Выработаны нормы нагрузки по специальным образовательным программам, установлено время освобождения учителей для тестирования.

Округ заверяет, что предоставит реальные данные о текущей загруженности.

Появилась возможность для обсуждения дальнейших улучшений в области специального образования.

Государственные школы обслуживают детей с особыми потребностями на более высоком уровне, чем чартерные школы, и нуждаются в усиленной поддержке специального образования. Мы продолжим бороться, чтобы федеральное правительство полностью финансировало специальное образование.

Общие требования

LAUSD утверждал, что эти вопросы не будут обсуждаться на переговорах. Наша забастовка заставила их изменить мнение.

Планируется увеличить зону зелёных насаждений, убрав для этого бунгало и асфальт.

Вместо выборочного досмотра учащихся перейти на альтернативные проактивные программы для обеспечения безопасности школ, такие как программа GRYD.

Защита учащихся-иммигрантов через специальную горячую линию и адвоката для семей иммигрантов, финансируемого за счёт благотворительности.

Прогресс в выполнении этих требований укрепляет нашу связь с родителями и создаёт школы, связанные с окружающим сообществом.

Преобразование в специализированные школы (magnet school) и мнение учителей

Округ отказался рассматривать эти вопросы. Наша забастовка переубедила их.

Члены UTLA теперь должны проголосовать перед тем, как их школа станет специализированной. Они могут отказаться от этого. Мнение замещающих и временных сотрудников также учитывается.

Мы нанесли удар по планам сторонников приватизации образования: сокращению профессионализма учителей, уменьшения влияния их мнения и ограничение их трудовых прав, путём перевода школ в статус специализированных.

Размещение нескольких школ в одном помещении (co-location)

Округ отказался рассматривать эти вопросы. Наша забастовка переубедила их.

Установлено, что школы, которым грозит совместное размещение, должны заранее уведомляться об этом. Это позволит отодвинуть этот процесс и получить больше возможностей для обжалования.

Этому же способствует создание создания института координаторов от профсоюза по совместному размещению и их обязательное участие в разработке

Соглашения о совместном использовании.

Заранее полученное предупреждение позволит коллективу и сообществу родителей принять необходимые меры для предотвращения совместного размещения школ.

Государственное финансирование

Округ отказался рассматривать эти вопросы. Наша забастовка переубедила их.

Школы, округ и мэрия поддержат инициативу «Schools & Communities First» на местном и федеральном уровнях.

Это одна из самых важных «нетрудовых» целей нашей забастовки. Мы заставили обратить внимание на преступное недофинансирование государственного образования и потребовали решить эту проблему.

Ключевые проблемы условий труда

Отказ от обязательств перед подготовительным образованием, замещающими работниками и специалистами в области здравоохранения и социальной поддержки, учителями региональных профессиональных центров.

Восьмичасовой рабочий день, включающий 30-минутный ланч для учителей подготовительного образования.

Создание оборудованных рабочих мест (медкабинетов) в школах, защищающих конфиденциальность учащихся.

Дополнительные оплачиваемые 10 часов подготовки к занятиям для учителей региональных профессиональных центров.

Улучшение условий труда означает признание той роли, которую играют члены профсоюза в нашей системе образования. Это даёт ресурсы для нормального выполнения обязанностей.

Этнические курсы

Малозначительные предложения.

Учителя будут обеспечены ресурсами для проведения этнических программ по изучению нацменьшинств Калифорнии.

Школьный комитет изучит возможность их расширения.

Развитие релевантной педагогики в городе с самым большим в стране этническим разнообразием усилит связь между школами и обществом и вовлечёт учащихся в наши учебный программы.

Это больше, чем любая индивидуальная победа.

Ребекка Клейн (Rebecca Klein) сообщает в «Huffington Post»: «„Это гораздо больше, чем узкий трудовой договор, это широкое соглашение“ — заявил президент UTLA Капуто-Перл на пресс-конференции, отметив, что оно затрагивает также вопросы социальной и расовой справедливости. Соглашение включает специального адвоката для семей иммигрантов и поддержку в реализации учебных программ, посвящённых этническим вопросам (ethnic studies curriculum)».

И я согласна: это именно такие пункты, которые делают соглашение большим, чем простой трудовой договор. Эти стороны договора помогли профсоюзу выиграть в общественном мнении. Как указала Мириам Пауэл (Miriam Pawell) в «New York Times»: «Учителя вели разговор не только о зарплатах, но и об общественном благе для Лос-Анджелеса. Это чистая моральная победа, если не сказать больше».

Но значительнее всего то, что это соглашение помогло изменить негативное отношение общества к школе.

Как писал учитель Райен Эрлбаум (Ryan Erlbaum) на Facebook: «Хорошо бы вспомнить, как мы получили то, что получили. В 2008 году сторонники приватизации, как, например, Билл Гейтс, не настаивали на создании чартерных школ и не уводили за одну ночь 20% учеников школ государственных. Эти ребята мыслили стратегически. И их первым шагом было изменение отношения к государственной школе. Помните Мишель Ри? (Michelle Rhee, педагог и реформатор образования, канцлер государственных школ округа Колумбия. Её реформы резко критиковались профсоюзами. Прославилась увольнением большого количества учителей, обвинив их в насилии против учащихся, введением бонусов к зарплате учителей в обмен на защищённость в трудовых отношениях — прим. переводчика.) «В ожидании Супермена»? (Фильм о проблемах школьного образования с резко антипрофсоюзной позицией — прим. переводчика.) Идею, что профсоюзы нужны лишь для того, чтобы защищать недобросовестных работников? Эти разговорами была вымощена дорога туда, где мы сейчас находимся. Истории о плохих учителях сложно измерить и оценить. Но такое отношение — это почва, на которой и растёт политика. Билль 39, позволяющий совместное размещение государственных и чартерных школ в одних помещениях, был рождён из таких вот антиучительских историй. Чартерные школы вообще родились из антипрофсоюзных историй...

Для меня самая большая победа в том, что мы завоевали сердца и умы Лос-Анджелеса. Один мой знакомый спросил меня на днях: „Что творится с этими чартерными школами Девос?“ (Бетси Девос, министр образования в правительстве Трампа и сторонница чартерных школ — прим. переводчика.) При этом он никак не связан с учителями и их профсоюзами. Он просто узнал обо всём этом из-за забастовки. Не стоит недооценивать влияние победы на мнение о нас. Мы добились хороших, ощутимых побед, и другие будут возможны потому, что мы изменили отношение к проблемам образования».

Или, как заметила Лиза Валко (Lisa Walco), мать ученика, в группе «Родители, поддерживающие учителей» в Facebook: «Эта забастовка только один кадр из полнометражного фильма. Профсоюз UTLA добился столько, сколько мог при нынешних условиях. И мы, сообщество родителей, помогли ему получить слово и вновь вернуть в повестку дня вопрос о государственном образовании. Это серьёзный сигнал. Проблема стала приоритетной в глазах родителей, учеников, учителей, администрации и чиновников, и её не так легко будет забыть.

... Отмечу, что нам нужно поработать над предстоящими выборами в школьный совет, чтобы реализовать инициативу по увеличению финансирования школ. Затем следующие... выборы и следующие. Кроме того, мы должны быть в постоянном контакте с законодателями и привлекать LAUSD к ответственности... Это не бой один на один. Это изменение государственного образования. Потребовалось много времени, чтобы создать весь этот бардак, и потребуется время, чтобы навести порядок. Конечно, было бы неплохо, если бы чудесным образом уже сейчас было заключено 10-летнее соглашение, предусматривающее соотношение 20 к 1 между учащимися и учителями. Но это никак не могло произойти. Рассуждая здраво, мы должны закатать рукава и выяснить, как изменить систему к лучшему».

Другими словами, окончание забастовки не означает, что мы закончили. У нас ещё много дел.

Если мы действительно хотим сохранить государственное образование, нам нужно продолжать борьбу.

 

7

 

Как вы можете помочь? (Хотя среди наших читателей и нет никого из Лос-Анджелеса, мы решили оставить предложенные варианты действий, чтобы лучше показать как американские родители мыслят помощь профсоюзу – прим. переводчика.)

1. Если вы проживаете в пятом округе Лос-Анджелеса, помогите нам избрать 5 марта Джеки Голдберг в школьный совет. Она активный сторонник государственного образования, человек с огромным опытом, и её кандидатура одобрена профсоюзом учителей.

2. Если вы проживаете в Лос-Анджелесе, позвоните в школьный совет и скажите, что вы поддерживаете решение члена совета доктора Владовича (Dr. Vladovic) о введении временного моратория на новые чартерные школы в Лос-Анджелесе: (213) 241–7000.

3. Кроме того, подпишите петицию к LAUSD с просьбой поддержать временный мораторий на новые чартерные школы в L. A.: http://bit. ly/CharterCap

4. Если вы являетесь жителем Калифорнии, поддержите «Инициативу финансирования образования 2020». Голосуйте за неё. Требуйте от избранных вами депутатов, чтобы они поддержали её.

5. Независимо от того, где вы живете, пожалуйста, поддержите наши школы. Государственное образование — это общественное благо. Помогите защитить это.

Наше будущее зависит от нас. 

 

Оригинал статьи: Medium


1000 Осталось символов


Search