Сайт профсоюза «Учитель»

История об "аморальной" пощечине и новой системе оплаты труда

 

Публикуем текст, присланный нам председателем первички нашего профсоюза в школе для детей-инвалидов ГБОУ ЦО «Технологии обучения».  Финал с пощечиной не типичен, а все остальное, к сожалению, встречается во многих школа, и  не только в Москве. Будем рады отклику коллег.

 Новая система оплаты труда

 
В нормативных документах по НСОТ прописан следующий порядок выработки “Положения об оплате труда”: 1) проект Положения формулирует администрация 2) проект выносится на обсуждение коллективом, вносятся предложения, проект корректируется 3) доработанный проект утверждается решением Педсовета 4) решение Педсовета утверждается Управляющим советом школы.

 

В московской школе для детей-инвалидов ЦО "Технологии обучения", где дети обучаются индивидуально или в небольшой группе, НСОТ была введена в этом учебном году администрацией без второго и четвертого из указанных этапов.Происходило это так.

 

Текст «Положения об оплате труда» администрация включила как «Приложение» в Коллективный договор, но к Педсовету 29 августа даже не подготовила текст этого Приложения.

На Педсовете директор ЦО ТЕХНОЛОГИИ ОБУЧЕНИЯ Ездов А.А. по презентации (текста ее никто из нас заранее не видел) быстренько рассказал - вот учителям будут платить в базовой части за урок с 1 «несложным» учеником (то есть с таким, который мог бы по психо-физическим показателям учиться в группе, но группы для него не нашлось) - 300 руб., с 2-4 учениками - коэф. 0.5 (мы только потом поняли, что это 450 руб.), а с 5 учениками - коэф. 3 (только потом мы узнали, что это 1200 руб., то есть что это такая явная «синекура» для тех, кому администрация хочет платить много: ведь затраты труда учителя не отличаются почти в 3 раза при работе с 4 или с 5 учениками). Что учителям теперь на премию в конце года денег не хватит, как и на надбавку за вредность при работе на компьютере (при этом все учителя школы ведут занятия преимущественно дистанционно, по Скайпу, вся наша работа связана с компьютером), причем директор объяснил это так: надбавка за вредность при работе на компьютере все равно платилась бы всем учителям, так зачем же ее платить, да и вообще школе надо экономить – ситуация трудная, Департамент постоянно грозится урезать финансирование, с января 2014 года школе и вовсе могут его не продлить. Это также не соответствовало действительности: директор прекрасно знал, что финансирование школе дано до конца учебного года, и что это финансирование никак не зависит от вводимой им НСОТ. Что за первую категорию коэф. будет 0,05 (в других школах - 0.15 -0,2, как мы позднее узнали). Ну и еще всякие нюансы: психологам, дефектологам и логопедам платим 450 и 600 руб. за урок с 1 учеником «несложным» и «сложным», ведь у них же все занятия индивидуальные, ну и еще на курсе "Я играю на рояле" (который жена директора Семенова Д.А. преподает).

Было много вопросов - директор все отмел, сказал, что будет так, как он рассказал (например, предметникам, а не психологам, за урок с 1 «несложным» учеником будут платить 300 руб.). Что не волнуйтесь - зарплата, как и предусмотрено законодательством, ни у кого не снизится, – он с главным бухгалтером производил подсчеты и зарплата будет не ниже апреля 2013 года. Впоследствии выяснилось, что это не соответствует действительности: с введением НСОТ зарплаты многих учителей школы упали.

 

Сразу после своего доклада о НСОТ в той ее части, которая касается только учителей, не упомянув, как щедро будет оплачиваться работа административно-управленческого состава Центра, директор предложил проголосовать за НСОТ школы, коллектив проголосовал, и тем самым, как нам потом в сентябре скажет администрация, «Положение об оплате труда» (которое еще даже не было в тот момент сформулировано и тогда еще являлось Приложением к колдоговору) было утверждено Педсоветом – а не общим собранием коллектива, как это предусмотрено законодательными документами по НСОТ.

 

Второй вопрос повестки Педсовета был утверждение колдоговора, то есть администрация хотела утвердить еще не готовое «Положение об оплате труда» вместе с колдоговором уже 29 августа, но ей это сделать не удалось из-за протеста Канторович И.В. и моего, мы сказали (реплики передаю примерно): - Как же можно утверждать колдоговор, если нет текста Приложений? - Да, они еще не готовы, - сказал директор.  - Да чего там, это 1 листочек. Ну я же рассказал, давайте примем. Но мы уперлись, что незаконно голосовать за текст, который даже еще и не готов. Директор понял, что не пройдет и сказал: - Тогда придется собираться еще 9 сентября, заставлять приходить я, конечно, никого не буду. - Но это же день, когда в школе никого не будет, день после выборов мэра? - Ничего, к 17.00 могут все приехать (видеозапись 16 мин см. здесь): https://docs.google.com/file/d/0B46yErXkZuglczdYYUVGQ09TZ0U/edit?usp=sharing

 

6 сентября на сайте повесили текст "Положения об оплате". И в нем была часть, о которой 29 августа директор не обмолвился ни словом - ежемесячные 100 процентные надбавки к окладу руководству (у нас только 10 замдиреторов, и кто они, мы про четырех даже не знаем, немало руководителей структурных подразделений) и 200 процентов им же годовой премии. И множество других пунктов, открывающих полный произвол директору в оплате создания дистанционных курсов, распределения стимулирующей части между учителями, обслуживающим персоналом и руководством и проч. И надпись: приходить 9 сентября на общее собрание коллективапо утверждению колдоговора совсем не обязательно: если у вас нет замечаний, достаточно в данном форуме написать "ознакомлен".

 

9 сентября на собрании из более 300 членов коллектива нашей особой школы для детей-инвалидов было 19 человек: практически вся администрация и несколько учителей. Я спросила директора: - Вы понимаете, что по  Вашему "Положению..." за один урок учитель может получать в качестве базовой части оплаты урока 300, 450, 600, 1200 руб., что такой разницы нет ни в одной школе? И что, скажем, выпускник может получать за ту же нагрузку в 4 раза больше доктора наук с высшей категорией? Ездов А.А., директор бюджетной школы, ответил: - Конечно, я могу платить выпускнику, если он работает с группой в 5 человек, больше, чем замшелому доктору наук.

 

- Каким образом при выработке этого «Положения…» Вы защищали интересы работников? - спросила я также председателя комиссии по созданию и утверждению колдоговора (так это называется?) со стороны работников Вартэк Н.В. - Защищали - от кого? - таков был ее ответ.

 

Главная идея "Положения об оплате труда" нашей администрации - за счет формирования нагрузки (это делают завучи) платить кому хочу много, кому хочу мало, независимо от стажа и квалификации учителя. В результате у многих учителей зарплата снизилась, а у многих (хороших знакомых и родственников администрации) - выросла.

 

После собрания 9 сентября Канторович И.В. слегла с нервным срывом. Меня таскали в отдел кадров, заставляя подписать протокол собрания 9 сентября, на котором якобы было принято решение о выводе «Положения об оплате труда» из состава колдоговора (голосование в протоколе отсутствует). Но это решение было придумано администрацией уже после собрания. На меня составили лживый акт. 

 

В итоге «Положение об оплате труда» администрация ввела, вопреки законодательству, просто как Локальный акт, без обсуждения с коллективом, причем датировав его 30 августа 2013 года, когда оно еще даже было не готово, по словам директора (см. видеозапись выше). В октябре-декабре администрация заставила подписать сотрудников этот составленный задним числом текст. Никакого утверждения документа Управляющим Советом также не было, потому что этот совет начал выбираться в Центре только позже, в октябре 2013 года. Все это абсолютно незаконно.

 

20 сентября мы создали в школе профсоюз в составе независимого профсоюза УЧИТЕЛЬ (я стала его председателем), потому что благодаря помощи «УЧИТЕЛЯ» осознали: профсоюз - единственный и абсолютно законный способ противостоять беззаконию и произволу администрации в условиях НСОТ. Первоочередной задачей нашей первичной организации стало изменение "Положения об оплате труда", введенного администрацией со множеством нарушений законодательных норм по НСОТ.

 

23 сентября на новом «общем собрании коллектива» по утверждению колдоговора в три десятка человек история повторилась - мы внесли предложения, их все отвергли, почему - не дали ни одного объяснения. На сайте администрацией варьировалась бесконечна одна и та же идея - о моей и Канторович агрессивности, манере всем угрожать, нетерпимости, алчности  и равнодушии к вопросам обучения (все полная ложь). Когда другие члены профсоюза просили привести конкретные примеры нашей агрессии, угроз и проч. ответом было молчание. Вся школа очень устала, чего и хотела администрация. Ни на какие конструктивные контакты администрация просто не шла, все отвергая и очерняя.

 

30 сентября Комиссия по утверждению колдоговора незаконно изменила всю процедуру утверждения колдоговора, а 7 октября администрация провела "общее собрание коллектива" числом в 26 человек из 300. Но это собрание по утверждению колдоговора не являлось «общим собранием коллектива» и было проведено с грубейшими нарушениями. Хотя 10 голосами «за» и 8 «против» меня выбрали председателем собрания, заместитель директора Н.С. Горбунова объявила, что отсутствующий на общем собрании коллектива по утверждению колдоговора директор назначил председателем собрания заместителя директора Лебедева, что является грубым нарушением порядка ведения собрания. На любые не нравившиеся ей высказывания Н.С. Горбунова просто кричала, заглушая их. Учителя сидели, глубоко подавленные происходящим. У меня было чувство невозможности того, что разворачивалось перед моими глазами, - я представить не могла, что такое может быть в XXI веке в московской школе. После этого Н.С. Горбунова провела очное голосование по утверждению колдоговора, что противоречило, с одной стороны, действующим правовым нормам, согласно которым  общее собрание коллектива считается состоявшимся при явке более половины сотрудников, а с другой стороны, предыдущему (незаконному) распоряжению самой администрации о дистанционном голосовании за утверждение колдоговора: оно шло в Центре уже с 10.00 7 октября, собрание же началось только в 17.00 и, в принципе, имело право не согласиться с предложенным проектом колдоговора.

 

Конкретных результатов кто как проголосовал по колдоговору, мы не увидели, только цифры. Откуда они взялись - не ясно.

Чтобы несколько разрядить напряжение в связи с НСОТ в коллективе, директор в сентябре создал «Группу по коррекции НСОТ» с представителями от разных лабораторий, предложения которой должны были обсуждаться на Педсовете 14 октября.

 

Наш профком активно участвовал в работе Группы, стремясь к тому, чтобы оплата труда учителя зависела не от того, как администрация сформирует ему нагрузку, реализуя в новом «Положении об оплате труда» следующие привычные и отвечающие ТК РФ принципы:

 

а) труд более квалифицированного работника оплачивается выше, чем менее квалифицированного;

 

б) чем больше у педагогического работника нагрузка, тем больше должна быть базовая часть оплаты его труда в сравнении с теми, у кого нагрузка меньше (с поправкой на квалификационные надбавки).

 

На Педсовете 14 октября выступила учитель Белякова Н.А. с заранее заявленной темой «"Положения об оплате труда" в условиях НСОТ». Вопреки заявленной теме, она стала обвинять меня в слишком активном участии в подготовке текста предложений «Группы по коррекции недостатков НСОТ», в подтасовках при работе над этим текстом, что было клеветой с ее стороны. Когда я поднимала руку, прося слова, директор слова мне не давал, приходилось возражать Беляковой Н.А. с места. Направляемая Горбуновой Н.С., Белякова Н.А. после Педсовета напишет целиком ангажированное «Открытое письмо к администрации» (!) с просьбой оградить ее и подписавших это письмо от информации, распространяемой профсоюзом «Учитель» школы, содержащее прямую клевету на меня и Канторович. Это письмо вывесят на сайте школы, и несмотря на мой ответ, раскрывающий всю его лживость, его подпишут 58 (из более 300) сотрудников школы, - как легко догадаться, в подавляющем большинстве это приспешники и родственники администрации, кому по НСОТ она платит много.

 

Далее на Педсовете должны были бы обсуждаться предложения Группы по коррекции НСОТ – еще в начале Педсовета директор опасался, что их довольно много, поэтому мы можем разойтись очень поздно. При этом у учителей из-за действий администрации практически не было времени заранее ознакомиться с предложениями Группы: Группа готовила проект нового «Положения об оплате труда» в течение второй половины сентября – первой половины октября, и вечером в пятницу на заседании 11 октября просила администрацию отсрочить Педсовет 14 октября по НСОТ, так как еще не успела завершить свою работу. Горбунова Н.С. 11 октября ответила Группе – да, конечно, мы отложим Педсовет по НСОТ. Несмотря на это, директор в тот же вечер позвонил руководителю Группы Малышеву К.К. и запретил откладывать Педсовет. Пришлось в авральном режиме дорабатывать предложения Группы, они были вывешены Малышевым К.К. для ознакомления коллективом на форуме 13 октября 2013 в 23:39, то есть в ночь с воскресенья на понедельник. В понедельник после рабочего дня коллектив собрали в 17.00 на Педсовет по НСОТ.

 

На Педсовете 14 октября учителя заслушали предложения Группы (выступление Малышева К.К.), многие фактически впервые знакомились с ними, не имея практически времени с ними познакомиться заранее и обдумать. Группой было внесено почти 2 десятка предложений по коррекции надбавок, по дополнительным надбавкам для учителей в сравнении с действующим «Положением об оплате труда» (за вредность при работе на компьютере, за проверку тетрадей и проч.).

 

Из-за рекордно коротких сроков, заданных директором, не удивительно, что учительница физики, не имевшая времени понять, что происходит, в какой-то момент спросила: «А что мы сейчас вообще обсуждаем? Мы должны как-то сейчас менять НСОТ?» Директор тут же воспользовался этим вопросом и вместо обсуждения предлагаемых Группой изменений в НСОТ, предложил проголосовать за сохранение прежней НСОТ. Подсчет голосов при этом голосовании вызывает большие сомнения (результат, насколько я сейчас помню, – 60 голосов за, 50 воздержавшихся и 8 против; при этом я регистрировалась на Педсовете, насколько помню, под номером 158, то есть присутствующих было гораздо больше голосовавших). Такие же сомнения вызывает правомочность решения Педсовета при таком результате голосования оставить действующее «Положение об оплате труда».

 

Такое изменение хода Педсовета директором, когда он не допустил обсуждение предложений Группы по коррекции НСОТ, разрабатываемых почти месяц и учитывающих многие нюансы работы учителя в нашей особой школе, вызвали мои возражения как председателя профкома. Хотя я поднимала руку для выступления, слова мне директор по-прежнему не давал, а зазвучавшие тогда мои возражения с места заглушал беспрерывными репликами в микрофон. Между тем я в силу своих обязанностей председателя профкома должна отстаивать интересы работников, если предложения работников вопреки теме Педсовета не обсуждаются Педсоветом – так ведет его директор.

 

Далее нарушив Устав школы, директор провел голосование Педсоветом за утверждение кандидатур в Управляющий совет школы с целью отсеять меня: это голосование было незаконно, так как по Уставу школы меня уже выбрали членом Управляющего совета в моей Лаборатории иностранных языков (18 голосов - за, 4 - воздержавшихся, против нет). В силу черного пиара, развернутого на сайте школы администрации, громкой поддержки администрации теми, кому она платит по НСОТ много, а также опасений конфликта с администрацией со стороны многих учителей и сомнительного подсчета голосов, мою кандидатуру отклонили.

 

После окончания Педсовета 14 октября, сидя на инвалидной коляске из-за травмы, я дала директору пощечину за срежиссированное им безобразное собрание 7 октября: я чувствовала и чувствую себя глубоко оскорбленной необходимостью присутствовать на «общем собрании коллектива», проведенного замдиректора Н.С. Горбуновой описанными выше методами. Администрация долго потом искала по школе свидетелей этого поступка, составила акт, назвав его «аморальным» и ничем эту «аморальность» не доказав, составила еще 3 «высосанных из пальца» акта, а в итоге уволила меня по статье ТК РФ за совершение «аморального проступка». Это увольнение я, мать двоих взрослых детей, кандидат филологических наук, автор методики «Учимся языку на ошибках компьютерного перевода», многолетний член группы кормления бездомных и нуждающихся нашего храма (по-прежнему очень актуальный рассказ с моим участием о которой см. здесь), получающая сейчас письма благодарности от потрясенных моим увольнением учеников, буду в ближайшее время оспаривать в суде.

 

Про положительный итог профсоюзной деятельности хочу сказать следующее: благодаря информации профсоюза наши учителя стали со вниманием относиться к документам, принимаемым школой, лучше понимать свои права. В результате с этого учебного года, например, дежурства в каникулы организуются пропорционально педнагрузке учителя, в школе наконец принят Локальный акт об оплате учителю замен-совмещений уроков, а Новогодний праздник не проводился, как раньше, в нерабочий для всех учителей день без последующей оплаты. Была изменена формулировка Дополнительного соглашения с «Работнику устанавливается 36 часовая рабочая неделя" на "Работнику устанавливается рабочая неделя не более 36 часов". Совместно с учителями школы в ходе обсуждения на круглом столе проведена работа по определению понятия "персональные данные". 

 

Филипенко Марина Витальевна,

учитель французского языка и курса «Библейские истории в шедеврах мирового искусства»,

председатель профкома ЦО «Технологии обучения» в составе МПРО «Учитель»

 

Ссылки по теме:История об "аморальной пощечине" дошла до суда

                           Москва. Прокуратура признала правоту профкома

 

Комментарии

1000 Осталось символов


Search