Сайт профсоюза «Учитель»

Профсоюз «Учитель» в московской школе имени Полбина потребует сократить уроки

Учитель географии школы им. Полбина и председатель первички профсоюза «Учитель» Светлана Колядова рассказала, как прошла первая неделя учебы по новым требованиям, введенным Роспотребнадзором. Основными проблемами для учителей стали слишком короткие перемены (5 и 10 минут), увеличившийся рабочий день и теснота в учительской (в кабинетах теперь всю перемену находятся дети).

 

          В школе имени Полбина организовали занятия в два потока: первый приходит в 8.15 утра, второй – в 9.00, учителя на рабочем месте должны быть к 8 часам. По новым требованиям кабинет закрепляется не за учителем, а за классом, то есть дети весь день сидят в одном классе, учителя же переходят из кабинета в кабинет. Расписание пытались составить таким образом, чтобы у классов не совпадали перемены. Звонков нет, каждый учитель сам следит за временем и объявляет перерыв или начало урока.

– Очень трудно организовать начало урока, – сообщила Светлана Колядова. – Из-за отсутствия звонка детей приходится долго уговаривать успокоиться. По графику учащиеся 9х классов должны обедать только на одной перемене, которая длится всего 10 минут. Конечно, они опаздывают на следующий урок на 5-10 минут, потому что не успевают закончить перекус. Им же нельзя выходить из класса, поэтому едят они прямо за партой: заваривают доширак, достают котлеты с чесноком – в классе и так душно, но теперь еще стоит запах еды. Детям очень тяжело весь день быть в одном помещении, можно выходить только в туалет, поэтому они постоянно просятся туда, чтобы пройтись, а в туалете толпа детей.

          Но еще тяжелее учителям. Если учителя начальной школы и английского остались в своих кабинетах, то остальные учителя-предметники вынуждены переносить из одного класса в другой стопки тетрадей и необходимые пособия.

– Несколько перемен в день у меня по 5 минут. За это время нужно поменять пособия и успеть в другой кабинет. У меня, например, есть крупные пособия: настенные карты, атласы – да еще тетради. А большинство учителей – это люди в возрасте, им уже не под силу через три ступеньки со стопкой учебников подниматься на другой этаж в маске и очках, – рассказала учитель географии. – У нас многие учителя из группы риска по здоровью, им в маске очень тяжело. За время карантина многие набрали вес, а теперь вынуждены бегать по этажам и по 7 часов проводить на ногах. Все учителя теперь жалуются на боли в ногах: рабочий день растянулся, а все это время проводим стоя у доски. Я считаю, что нарушены все условия по охране здоровья. Прошла только первая неделя учебы, а многие уже хотят уволиться, потому что условия работы просто адские. Рабочий день стал такой длинный, что заполнение журнала и подготовка к урокам остаются на ночь. За 6 уроков у учителя нет возможности сходить в туалет, не говоря про то, чтобы попить чаю. За всё это, конечно, нужно доплачивать. Медикам доплачивают, а учителям нет. Хотя учителя в большой зоне риска – мы защищены только маской, а общаемся за день с несколькими классами детей. Учительская у нас очень маленькая – с точки зрения соблюдения эпидемиологических норм находиться там более трех человек опасно. Но учителям больше некуда деваться.

          Многие учителя лишились привычных условий работы: у предметников теперь нет интерактивных досок, поскольку они установлены не во всех кабинетах, невозможно пользоваться МЭШ. Приходится вести уроки в кабинетах музыки, где доска очень маленькая, не на чем даже записывать материал. Это приводит к снижению качества обучения. 

          На просьбу профсоюза «Учитель» в соцсетях рассказать, как учителя проработали первую неделю, некоторые рассказали о ситуациях, схожих с той, что сложилась в школе им. Полбина:

[Рабочий день] увеличился. В четверг [работали] с восьми до шести, 9 уроков и несколько окон. Окна практически каждый день, места для учителей нет. Особенно для тех, у кого класса нет. Нет компьютеров.

–  Мы в аду... ведём уроки одновременно в двух классах. В столовую идут прямо на уроке - не готовы мы к этому. Хоть бы кто-нибудь из администрации города пришел в каждую школу и посмотрел: как это? Как нам смотреть детям в глаза? Бардак, одним словом.

– У нас в учительской все [находятся], там же уроки немецкого, т.к. кабинет немецкого освободили под избирательную комиссию.

–  Полагаю, что просто часть школ не могут соответствовать этим нормам. Нужно как-то соблюдать меры, а как сделать это на практике – неизвестно.

Еще одна серьезная проблема для учителей в новых условиях – нести ответственность за жизнь и здоровье детей. Из-за коротких пятиминутных перемен учителя вынуждены бежать на следующий урок, оставляя детей в классе без присмотра. Если же дожидаться, пока к ним придет другой учитель, то опоздаешь на свой урок, а там так же ждет еще один учитель, чтобы его сменили. То есть это неразрешимая задача: нельзя бросать детей одних в классе, но также нужно успеть на следующий урок. Дети, весь день запертые в одном кабинете, ведут себя очень шумно и активно, нужно все время следить, чтобы кто-нибудь не получил травму.

 – Нам придется потребовать от директора или увеличить перемены за счет уменьшения времени уроков с 45 минут до 40, чтобы учителя успевали сменять друг друга, или снять с нас ответственность за жизнь и здоровье детей, – говорит председатель ППО «Учитель» в школе имени Полбина Светлана Колядова. – В локальных актах написано, что мы отвечаем за безопасность детей, но в тех условиях, в которые сейчас чиновники поставили учителей, это невозможно. Я не успеваю дойти за перемену до следующего класса. Поэтому нужно требовать, чтобы руководство принимало на себя ответственность за жизнь и здоровье учащихся или же увеличивало перемены. 

Материал по теме:

Учителя московской школы им. Полбина кардинально улучшили условия труда всего за два года работы первички профсоюза «Учитель»


1000 Осталось символов


Search