Сайт профсоюза «Учитель»

Родители детей с РАС просят изменить критерии рейтинга московских школ

Общественная организация помощи детям с расстройствами аутистического спектра "Контакт" создала петицию, адресованную мэру Москвы Сергею Собянину. Родители и специалисты просят создать рабочую группу по выработке новых критериев рейтинга московских школ. Они считают необходимым учитывать в рейтинге работу с детьми с особыми образовательными потребностями и достижения инклюзивных школ. Без этого у руководства школ нет стимула тратить время и ресурсы организации на обеспечение условий для обучения особых детей в школах города.

Подписать петицию


Уважаемый Сергей Семенович!

На этой неделе начался учебный год в столичных учебных заведениях.

Несмотря на ту громадную работу, которая была проделана в отношении детей с ограниченными возможностями здоровья – работу, которая позволила Москве стать лидером в в этом направлении, лидером, на которого равняются регионы, - мы, родители «особенных» детей вновь столкнулись с огромными трудностями при поиске места, где бы могли учиться наши дети и где для них были бы созданы все необходимые условия.

Декларации о том, что теперь особый ребенок может пойти абсолютно в любую московскую школу рядом с домом, что любая общеобразовательная организация обязана обеспечить ребенка специалистами и необходимым сопровождением, разбиваются о жестокую реальность. Инклюзия в образовании явно пробуксовывает. Нередко инклюзия подменяется «надомным» обучением или красивой отчетностью. Коррекционное образование тоже не всегда приходит на помощь.

Одна из причин такого положения дел – боязнь директоров оказаться в конце рейтинга московских школ, который является основным показателем успеха школы в глазах чиновников, общества и родителей. Наши дети требуют много внимания и специалистов, но качественная работа с ними мало сказывается на положении образовательной организации в «таблице чемпионов». Нам могут возразить, что некоторые критерии рейтинга учитывают работу с детьми с особыми образовательными потребностями и инвалидностью.

Например, в общем результате учитываются успехи детей в предпрофессиональной олимпиаде «Абилимпикс». Однако в ней в основном участвуют дети с интеллектуальными нарушениями, так как именно их программа предусматривает предпрофессиональную подготовку. Совсем неактуальна эта олимпиада для детей начальной школы и детей с высоким уровнем программы. Не учитывается также, что возраст детей, которые могут принимать участие в “Абилимпиксе” - с 12 лет. А работа с детьми до этого возраста не имеет значения? Дети с тяжелыми множественными нарушениями не могут принимать участие в таких мероприятиях, их интересы также не учтены: например, темп того, что они могут хорошо делать гораздо медленнее. Или, в силу тяжести состояния они и вовсе не могут принять участие в подобном “соревновании”.

Получается, что очень небольшая часть особенных детей могут принимать участие и побеждать в этих, безусловно, важных соревнованиях. И основные баллы за эту программу получают не инклюзивные школы, а коррекционные, где есть необходимые мастерские, специалисты и оборудование, и где работают с совершенно определенными категориями детей. За бортом оказываются все остальные.

Двойной или тройной балл за участие «особого» ребенка в общих олимпиадах – это еще более редкое поощрение. Доли процента особых детей могут потягаться в академических дисциплинах со здоровыми сверстниками. При проведении олимпиад очень редко создаются необходимые условия даже для интеллектуально сохранных детей.

Еще один критерий – постоянство контингента школы. Да, дети с инвалидностью при переходе из сада в школу, из началки в среднюю и старшую школу приносят школе двойные и тройные баллы. Однако это совсем не касается детей с ОВЗ без инвалидности (например, детей с синдромом Аспергера, которым инвалидность просто не дают). К тому же, два или три обычных ребенка с лихвой покроют «упущенную выгоду» директора от ухода детей, требующих внимания.

Таким образом, в сегодняшней ситуации критерии рейтинга никак не стимулируют инклюзию в школах. Школы, которые имеют среди особых родителей репутацию хороших инклюзивных школ (а нередко, это небольшие школы, где, действительно, обеспечивается индивидуальный подход к особым детям), оказываются в конце списка. Куда большие усилия, по сравнению с тем, что тратят другие школы на подготовку “чемпионов”, инклюзивные (и коррекционные) школы тратят на ежедневную кропотливую работу с нашими детьми. Рейтинги не содержат никаких критериев, позволяющих оценить работу с жизненными компетенциями, а ведь именно такая работа является основной для детей, имеющих серьезные интеллектуальные дефициты. Не оцениваются никак и усилия по созданию принимающей среды, включению детей в школьный социум.

Учитывая все вышеизложенное, мы просим:

- создать рабочую группу по выработке новых критериев рейтинга, учитывающих в полной мере работу с детьми с особыми образовательными потребностями и достижения инклюзивных школ;
- включить в рабочую группу представителей родительской общественности (в первую очередь МГАРДИ и ВОРДИ), а также экспертов, руководителей и педагогов инклюзивных школ, а также КРОЦев, относящихся к Департаменту труда и социальной защиты населения;
- изменить критерии рейтинга в соответствии с разработанными в рабочей группе.

Ольга Погонина, от имени РОО помощи детям с РАС «Контакт»

Материалы по теме:

Инклюзивное образование и трудовые права педагогов

Что такое инклюзивное образование? Лекция Ольги Погониной

В Нижнем Новгороде прошел семинар по инклюзивному образованию

Как защитить свои права? Пособие для педагогов

"Оставьте нас в покое!" О критериях оценивания образовательных организаций

 


1000 Осталось символов


Search