Сайт профсоюза «Учитель»

Кому нужны ВПР?

Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов, выступая недавно на парламентских слушаниях, посвященных повышению качества образования, в качестве достижения своего ведомства привел ежегодное проведение так называемых всероссийских проверочных работ (ВПР). Вопросы по этому поводу от сопредседателя профсоюза «Учитель» Всеволода Луховицкого (видео) были встречены дружными аплодисментами зала. Поскольку внятного ответа от главы надзорного ведомства собравшиеся в Госдуме учителя, директора школ, журналисты так и не получили, мы приводим собственный комментарий от учителей, активистов профсоюза.

Константин Чучалин, учитель русского языка и литературы, Ленинградская область

"Проверка одной работы ВПР по русскому языку в шестом классе занимает от 15 минут при условии, что это несколько «халтурная» проверка или уже десятая работа одного варианта. В среднем проверка одной работы занимает 20-30 минут. В пятом классе то же. В шестом у меня писало 26 человек в предыдущей школе, в пятом также, по-моему. Оформление представляет из себя таблицу колонок. Вписываешь балл за каждое задание, суммируешь, выводишь оценку. Заполняешь по ходу проверки. Отличие - объем, он значительно больше. И все это никак дополнительно не оплачивается.

 

И еще: для кого-то ВПР - бизнес. Родительскими комитетами классов закупаются сборники для подготовки к ВПР. Мы, учителя, вынуждены уделять время натаскиванию к ВПР в ущерб своему календарно-тематическому планированию. Причем, официально к ВПР готовить нельзя, но кто-то активно зарабатывает. Что такое ВПР по сути? Это вариант годовой контрольной работы, дублирующей ту, что у нас и так есть в контрольно-тематическом планировании, и поэтому она избыточна. Вносит сумятицу в учебный процесс. Причем, оценку за ВПР администрацией не рекомендуется в принципе выставлять в журналы, так как она обычно бывает ниже средней (пишется 90 минут). Но мы выставляем, однако, статус ей присваиваем не контрольной работы, а рядовой."

Анна Инютина, член Совета МПРО «Учитель», учитель русского языка и литературы, Удмуртия

"У меня были в этом году ВПР по русскому в шестом классе. Только критерии проверки на пяти страницах. За один день надо проверить 50 работ. Потом забить в базу баллы по каждому критерию у каждого ученика. При этом, разумеется, подготовиться и провести все свои уроки по расписанию. Это называется «особый статус учителя»."

А вот комментарии из социальных сетей.

«Добрый день, уважаемые коллеги! С началом последней четверти всех вас! Завтра начинаются первые ВПР, поэтому хочу вас спросить. Списывают ли ваши дети? Откуда берут ответы? И как вы думаете, кто сливает ответы в сеть? Анонимно».

«Анонимно, пожалуйста. Расскажу, как я проверяла ВПР. Но начну с предыстории. Предыстория такова, что директор заставляет всех учителей повышать качество обученности, так как хочет заработать премию. Качество должно расти от четверти к четверти, поэтому в каждой четверти дорисовываем по 2-3 четвёрки.А сейчас технология проверки ВПР. Оборудование: работы учащихся, ручки разных оттенков синего, протокол проведения с кодами и фамилиями учеников, журнал с оценками за третью четверть, карандаш, ластик, ответы. 

Ход работы:
1) При помощи протокола раскодируем каждую работу. Подпишем карандашом.
2) Выставим оценки за работу, используя журнал и оценки за третью четверть. Чтобы не вызывало сомнений, сделаем 3-5 несовпадений (в зависимости от количества работ).
3) Подгоняем работу под нужную оценку, дорисовываем или убираем правильные ответы. 
4) Стираем записи, выполненные карандашом. 
Вывод: качество выполнения хорошее, оценки совпадают, директор доволен, дети и родители тоже. 
Меня одну это бесит???»

Можно уверенно ответить автору анонимного поста в соцсети, что она совсем не одна. Увы, нас много, тех, кого это все «бесит».

Учителя также отмечают сомнительность и забюрократизированность самих заданий для детей (например, требование знать все виды разборов по русскому языку), а также нерешенность вопроса с оплатой расходных материалов: бумаги и краски для принтера.

Удовлетворение от данной имитации «бурной деятельности» испытывают, по всей видимости, только чиновники. Это понятно: учителя работают дополнительно и бесплатно, а сочинители и внедрители «проверочных работ» получают за свою деятельность на этом поприще вполне ощутимое денежное вознаграждение. Но дело даже не в деньгах, а в бессмысленности.

По данным социологических опросов бессмысленные задания на рабочих местах стоят в числе ведущих факторов, формирующих обстановку психологического насилия на работе. В который раз, не спросив учителей, их загрузили бесплатной и бессмысленной работой, продемонстрировав истинную «цену» учительского труда.

Оправдывая введение ВПР, г-н Кравцов сказал, что это сделано, якобы, в ответ на претензию родительских сообществ касательно того, что сейчас обучение начинается в выпускных классах при подготовке к экзаменам, а до этого обучения нет. Вот чиновники с ревностью не по разуму решили кошмарить школу ежегодно.

Выбранный ими способ «повышения качества обучения» значительно проще для них, чем кропотливая работа над целесообразностью содержания, значительно выгоднее для них, чем допуск честной конкуренции между учебными пособиями, значительно экономнее для бюджета, чем последовательное формирование комфортной и развивающей образовательной среды или освобождение учителя от избыточных нагрузок. Чиновники в выигрыше. Чего нельзя, к сожалению, сказать о детях, родителях и учителях.

Автор: Марина Балуева


1000 Осталось символов


Search