shapka12456

ВПР с точки зрения директоров школ

Портал "Директория" провел опрос школьных руководителей с целью выяснить их отношение к Всероссийским проверочным работам. В опросе приняли участие 56 человек. Из них 48 выразили отрицательное отношение, и только 4 участника опроса отметили позитивное влияние ВПР (в ответах еще 4 человек прозвучали неоднозначные либо нейтральные оценки).

Что же в первую очередь отмечают директора?

Пустая трата времени, дополнительная нагрузка и стресс

Чаще всего опрошенные руководители называли участие в ВПР бесполезной тратой времени. Вот характерные высказывания. «Так как оценки выставляются за ВПР по желанию учащихся, то и отношение к этим работам у детей несерьёзное. А старшеклассники даже не пытаются напрягаться, "самые умные" просто не приходят в этот день в школу (поскольку опрос проводился на условиях анонимности, имена его участников мы не называем)».

«Для больших школ, может быть, и есть польза для прояснения ситуации с результативностью обучения, а у меня по 5–6 человек в классе, и я каждого ученика знаю лично, знаю, как он учится, какие у него способности». «Обобщенные результаты приходят поздно, когда ученики перешли в следующий класс, и для них эти результаты не актуальны».

Основными эффектами проведения ВПР были названы дополнительная нагрузка на учеников, учителей и администрацию и нервотрепка. «Считаю, что ВПР значительно увеличивают нагрузку на учащихся и учителей в плане подготовки к ним, распечатки большого количества материалов на каждого ученика, проверки работ педагогами и заполнения ими отчетов». «Когда ВПР проводятся в 4–11 классах почти по всем предметам – это перегрузка не только учителей, но и обучающихся. Не стоит забывать, что помимо ВПР ещё проводится и внутренняя оценка качества образования (административные контрольные работы, диагностические работы), обучающиеся 9, 11 классов проходят собеседование, пишут итоговое сочинение». «Бесконечные тренировки, проверки, бессонные ночи, слезы детей, недовольство родителей». «Огромный стресс для всех участников образовательного процесса: учеников, родителей, учителей, ответственного за проведение ВПР (обычно заместители директора)».

Еще одним негативным следствием становится большая потеря времени, которое можно было использовать для обучения. «Осенью 2020 года пропал месяц на подготовку к ВПР, и сейчас с марта опять готовимся». Теряется «от 6 до 16 уроков, которые не вернуть».

При этом ВПР требует «больших материальных затрат на бумагу, картриджи, обслуживание в условиях ограниченного финансирования». «Когда в один день пишут 4, 5, 6, 7, 8 классы в количестве 500 обучающихся, и на каждого ребенка нужно распечатать до 12 листов!»

Большинство участников опроса воспринимают время подготовки к ВПР как «сбой образовательного процесса. Потому что происходит смещение образовательного процесса на 2–3 урока позже по времени или перенос занятий на 2 смену, а также корректировка рабочих программ в связи с тем, что некоторые уроки невозможно поставить в расписание». «Изменение расписания (отмена других уроков), перераспределение времени для отработки или прохождения тем», «Нарушение нормального режима работы школы на протяжении 2 месяцев».

Для некоторых участников опроса ВПР – это прежде всего показуха и фикция, для других – проявление «недоверия к работе коллег и школы со стороны ведомства» и «инструмент давления на директоров».

И только четыре участника видят пользу в проведении ВПР. А именно «возможность проверить знания обучающихся, порешать новые задания, выяснить, над чем еще надо поработать». «Возможность сверить результаты внутренних оценочных процедур текущего контроля с внешней оценкой. Определить уровень качества образования в гимназии в сравнении с другими ОО, другими регионами. Без ВПР школы могут до самого 9 класса находиться в сладостном плену неведения!»

Готовы ли директора школ отказаться от участия в ВПР?

При определенных условиях – да. 48,2% откажутся, если руководство образования региона публично заявит о том, что участие в ВПР не должно быть обязательным. 16,1% – если в их регионе несколько школ откажутся от участия в ВПР и для директоров не будет негативных последствий. 12,5% – если бы кто-то с высоким статусом (например, вице-премьер, спикер Госдумы) призвал школы не участвовать в ВПР в ситуации, когда у педагогов и родителей нет такого желания.

vpr diagramma otkaz direktorov

В то же время лишь 3,6% опрошенных руководителей готовы отказаться в случае, если кто-то авторитетный в профессиональном сообществе (например, Евгений Ямбург или Александр Адамский) призовет школы не участвовать в ВПР в ситуации, когда этого не хотят педагоги и родители. Таким образом, при принятии решения для директоров важно, чтобы возможность отказаться была подтверждена публичным заявлением либо приказом вышестоящего руководства. «Откажусь, если в приказе будут слова "по желанию"». «Решение об отмене ВПР, ДКР, ТМ должен принимать министр просвещения Кравцов».

Каким видится участникам опроса решение проблемы?

Часть опрошенных выступают за полную отмену ВПР. «Надо заканчивать эту работу. Она никому не нужна!». «Считаю, что ВПР не нужны ни учащимся, ни педагогам, ни родителям!». «Вместо того чтобы проводить данные работы, необходимо решать проблему с кадрами. Скоро в школах некому будет проводить ВПР. Катастрофически не хватает педагогов русского языка, математики, иностранного языка, физики, информатики! Ситуация с каждым годом все больше усугубляется. А нас только контролируют и ничего не делают для того, чтобы поддержать учителя!»

Но не все настроены на радикальное решение. Судя по комментариям, значительная доля руководителей склоняется к более мягкому варианту: прописать в нормативно-правовых документах добровольность участия. Либо изменить условия проведения ВПР. «ВПР как форма текущего контроля должны проводиться только и единственно в том случае, если выходной контроль (ГИА) дает неудовлетворительный результат или есть иные сигналы неблагополучия в ОУ. Иначе наложение двух систем контроля создает лишнюю нагрузку на систему и отнимает главный невосполнимый ресурс – время». «Я соглашусь на написание 1-2 работ в каждом классе с выставлением отметок и с зачетом в качестве промежуточной аттестации. И писать их надо будет в мае!».

Кстати, уже после опроса у меня состоялся разговор с руководителем одной из школ Санкт-Петербурга, и выяснилось, что директор может ощутить пользу от ВПР благодаря участию в проекте «Резильентные школы» (участникам этого проекта данные о результатах ВПР приходят оперативно, а не с таким большим лагом, как остальным коллегам).

Министерство усилило надзор, чтобы что?

Итак, большинство опрошенных школьных руководителей не видят никакой пользы от участия в ВПР. Очевидно, что для тех, кто считает проведение ВПР пустой тратой времени, пользы, действительно, нет, так как результаты ВПР никак не влияют на их профессиональную деятельность, ничего не меняет в практике управления. При этом ВПР остается не добровольным, а добровольно-принудительным мероприятием. Не абсурд ли?

Почему такая ситуация возникла? Приведу точку зрения директора школы №9 имени Петра Аркадьевича Столыпина (г. Балашов, Саратовская область) Андрея Рыжкова, разговор с которым состоялся уже после опроса.

«С точки зрения контролирующих структур смысл ВПР понятен. Они вводились, чтобы был контроль и была видна картина качества работы школ на промежуточных этапах обучения. Но! Перед тем как требовать высокое качество, необходимо создать условия всем школам для нормальной работы: обеспечить образовательные учреждения кадрами, укрепить материальную базу, наладить методическую поддержку учителям. Ничего этого не сделано. Вот и появляются рейтинги, где сравниваются лицей с лучшими в городе педагогами и с отобранными детьми и сельская школа, где один учитель ведет 5 предметов. А качество требуют со всех. По результатам ВПР составляются списки передовых и отстающих школ. Дальше сверху надавливают на региональные департаменты образования: давайте, принимайте решения по отстающим. Меры принимаются, карательную функцию ВПР выполняют, а толку? Получается, что мы коровку не покормили, она отощала так, что ребра видны, а хотим еще что-то выдоить из нее. Вместо того, чтобы коровку покормить и погладить, мы ее еще ногами попинаем, чтобы она нам что-то дала».

Виден ли свет в конце тоннеля?

Ситуация не остается статичной. Пандемия стала катализатором роста недовольства навязыванием участия в ВПР. Переход на удаленку привел к отставанию от программы и пробелам в знаниях, и необходимость готовиться к ВПР в третьей четверти в этих условиях была воспринята как возрастание абсурда, терпеть который становится все трудней.

Неслучайно петиция «Отменить Всероссийские проверочные работы (ВПР)!», которую создал профсоюз «Учитель» на платформе change.org, за 4 дня набрала 15 тысяч сторонников среди педагогов и родителей. Как сообщил нам доктор экономических наук Анатолий Вифлеемский, чиновники, работающие в структуре регионального управления образованием, тоже не поддерживают ВПР. Анатолий Борисович организовал опрос среди администраторов системы образования, и 70,5% его участников на вопрос «считаете ли вы полезным проведение ВПР?» ответили «нет».

Таким образом, в отношении к ВПР наблюдается редкое единение и у родителей, и у большинства педагогов, и даже у региональных чиновников. Это вселяет надежду, что совместными усилиями удастся добиться того, чтобы участие в ВПР стало добровольным по факту.

Источник: Директория


1000 Осталось символов


Search