Сайт профсоюза «Учитель»

По три рубля за душу

По три рубля за душу

Получает российский учитель из глубинки


Когда учитель, которого боготворят ученики и чьи результаты работы выше среднего по стране, едва сводит концы с концами, это ненормально. И когда ему приходится вкалывать еще на одной работе, чтобы прокормить семью, это тоже ненормально. Но такова новая система оплаты педагогического труда, на которую окончательно переходит российская школа с 2012 года.


…Анна и Людмила. Две простые истории обычных учителей из глубинки. Но в этих историях — весь отечественный педагог...

 

 

Переводя школу на нормативно-подушевое финансирование, а учителя на новые принципы оплаты труда, в Минобрнауки уверяли: педагоги от этого только выиграют. Причем существенно: к 2009 году их “зарплата должна повыситься больше чем на 65%”, хотя и “по-разному у разных учителей — в зависимости от качества работы”.


Вскоре, правда, говорить о предстоящем 65-процентном росте оплаты труда как-то перестали. Ближе к указанному сроку оценку грядущего повышения учительского благосостояния снизили до 30—40%. А при подведении итогов перехода на новые принципы финансовых взаимоотношений государства со средним образованием понизили снова: введение нормативно-подушевой модели финансирования в школах, по словам главы Минобрнауки Андрея Фурсенко, привело к увеличению зарплат учителей не менее чем на 25%. Однако и при таком раскладе, заверил он Президента России Дмитрия Медведева, профессия учителя стала более престижной, и “не только с точки зрения моральной, но и с точки зрения материальной”.


О том, как в действительности живет российский учитель, “МК” рассказали две замечательные женщины: Людмила Кочанова из маленькой сельской школы Пермского края и Анна Марчук из Армавира Краснодарского края. В их простых историях — весь отечественный педагог: выносливый и нетребовательный, как китайский кули, и добрый, как евангельский праведник. Такой, каким можно только восхищаться. И бесконечно задаваться вопросом: где он берет силы делать то, что делает?

Анна


— Мне 29 лет, и семь из них я работаю в школе. Преподаю информатику. Начинала с удивительной зарплаты — в 1563 рублей. Сейчас получаю 15 тыс. рублей, но жить и на эту сумму очень трудно. 5 тысяч я плачу за квартиру. Еще 3 уходят на коммунальные услуги. Остаются 7 тыс. рублей, на которые мы с дочкой живем целый месяц.
Это, конечно, нелегко. Но когда меня спрашивают, почему я до сих пор не ушла из школы, отвечаю: потому что люблю детей. А еще потому, что мне нравится их учить, и потому, что у меня это хорошо получается. И дело не только в том, что средняя оценка ЕГЭ по моему предмету в нашей школе 71 балл — на 20 баллов выше, чем в среднем по стране. И даже не в том, что мои выпускники становятся успешными людьми, поступают в лучшие, престижные вузы, — хотя успешный учитель, с моей точки зрения, это прежде всего успешные ученики. Важнее другое. Когда я уезжала на курсы повышения квалификации в Москву, провожать меня прибежали не только мои нынешние ребята, но и те, кто давно окончил школу. Значит, дети любят не только мой предмет, но и меня. А это дает колоссальное удовлетворение. И новые силы.


Нет сомнений: статус российского учителя надо обязательно поднимать. И моральный, и материальный. Ведь если педагог получит возможность не думать о куске хлеба, а работать на все сто, тогда и с качеством образования будет все в порядке. Но, честно говоря, я не надеюсь, что положение учителя в нашей стране когда-нибудь изменится настолько, что мы сможем жить с высоко поднятой головой...

Людмила


— Увы, разговоры, что с переходом на новую систему оплаты труда учительские зарплаты возрастут чуть ли не вдвое, так и остались разговорами. В лучшем случае кто-то стал получать на пару сотен больше. Но кто-то — примерно на столько же меньше. А в целом все осталось как было. Только работать за те же деньги теперь приходится больше: в такие условия нас поставили. У каждой школы теперь свой фонд оплаты труда. У больших — большой. Но у маленьких, вроде нашей, сельской, он маленький: учеников-то немного. А тут еще зарплаты учителей увязали со стоимостью человеко-часа. У нас это чуть больше 3 рублей: можете себе представить? Конечно, на достойные зарплаты не хватает. Да иначе и быть не может, пока сельские школы финансируются по подушевому принципу.


Минимальный уровень у нас составляет около 7 тыс. рублей. Максимальный — 13—14 тыс. рублей. Но каждый старается заработать лишнюю копейку: в сельской местности без второй работы не проживешь. Я, например, плюс к школе работаю в системе дополнительного образования: веду детские кружки. Остальные — кто где могут. Одной-то зарплаты не хватает... Впрочем, мне еще грех жаловаться. Я преподаватель физики и информатики, а значит, имею право на доплаты за сложность своих предметов. Пусть всего несколько сот рублей, но все же. А вот физкультурникам, тем совсем плохо: им коэффициент за сложность не идет.


Заявленный принцип материального поощрения учителей-новаторов за счет доплат из фонда материального стимулирования тоже не очень-то работает. Прежде всего потому, что средний возраст учителя в нашей школе составляет 46 лет. А все, у кого большой стаж (свыше 20 лет), имеют 42%-ную надбавку. Если стаж поменьше, и надбавка поменьше, но все равно есть. Вот и выходит, что зарплаты молодых новаторов не отличаются от зарплат педагогов-консерваторов со стажем. Но это теоретически. Практически же до стимулирующих выплат сплошь и рядом вообще не доходит. Из-за безденежья нам не хватает средств на базовую часть выплат педагогам — 70% наших зарплат. Вот регионы и вынуждены брать средства из фонда стимулирующих выплат. А мы — искать дополнительные заработки.


Больше всего мы боимся потерять статус средней школы. Такие разговоры “об оптимизации” уже идут, хотя у нас не самая маленькая школа — 267 учеников. Да и ребята хорошие. Есть лауреат президентской премии “Интеллект”, еще четверо наших учеников получили премии губернатора края. Есть победители региональных олимпиад для школьников, а также победитель состязаний по рукопашному бою на уровне страны. 3 педагога получили звание “Лучший учитель” в рамках нацпроекта “Образование”. Так что многое нам удалось. Но многое еще надо сделать. Сейчас другие дети, другие родители. А значит, и учителям нужно меняться — по-другому преподавать, осваивать новые стандарты, новый стиль отношений с учеником. Родителям-то сейчас не до детей: традиции общества сломали, вот они и отчуждаются от проблем развития и перекладывают всю ответственность на учителя и школу. Мы, конечно, делаем что можем, — детей-то жалко.

Памятник нерукотворный


Напомним, что переход на новую систему оплаты труда разделил учительскую зарплату на две основные части: базовую и стимулирующую. Размер базовой зафиксирован: это гарантированная часть заработков педагога — 70% общего фонда оплаты труда. А вот стимулирующая (30%) должна, как предполагалось, зависеть от мастерства педагога: чем выше одно, тем выше другое. На бумаге выходило здорово. Спорным представлялось разве что решение передать определение величин конкретных доплат на места в отсутствие критериев оценки труда учителя. Пессимисты тут же усмотрели здесь заявку на бесконечные склоки в школах при дележе денег. Но, как оказалось, ошиблись: делить оказалось нечего.


По первоначальным планам стимулирующая треть общего фонда оплаты труда должна была дополнительно выделяться регионам из федерального бюджета. Но проводить реформу решили в условиях жесткой экономии средств. И обещанные федералами суммы в регионы не пошли. Зато одновременно развернулись еще два взаимоисключающих для системы образования процесса: демографический провал и перевод школы на нормативно-подушевое финансирование по принципу “деньги следуют за учеником”. В итоге первая пара несовместимостей зарубила финансирование реформы из федеральных источников. Вторая подкосила возможности мобилизации средств в регионах. А вместе взятые они потянули на эффект, сопоставимый разве что с описанным Жванецким одновременным приемом снотворного со слабительным.


Реформа в который раз разминулась со здравым смыслом, а учитель — с достойными зарплатами. Деньги педагогов в лучшем случае остались теми же — на жизнь впроголодь. А они терпят и не уходят: любят свою работу, детей. И те отвечают им взаимностью.

Материал: Марина Лемуткина

Размещено 22 апреля 2010 19:06

 

Комментарии

1000 Осталось символов