Сайт профсоюза «Учитель»

Бьют и оскорбляют только плохих учителей?

Дня не пройдет, чтобы в СМИ, интернет-блогах или обывательских разговорах не промелькнула тема насилия в школе. То учитель ударил ученика, то ученик учителя. Впрочем, вовсе не обязательно, чтобы кто-то кого-то бил, ведь насилие может быть не только физическим. Наорать, унизить, оскорбить, публично высмеять – это все, как говорится, из одной оперы, просто композиторы разные. Главное, как всегда, кто виноват и что делать. Впрочем, ответ на первый вопрос можно было бы и не задавать, для десятков миллионов российских граждан он более чем очевиден: всегда и во всем виноват педагог.
Подобная презумпция невиновности – или даже невинности – ученика происходит родом из очень простой и, к сожалению, глубоко ошибочной уверенности в том, что дети с рождения чисты, исполнены творческого начала, света, доброты и созидательной энергии и что они мечтают сделать мир лучше. Но грязные и мерзкие взрослые им этого не дают, давят и унижают их, поэтому плохое поведение детей – своего рода месть за все плохое, что мы им сделали. Как говорит один мой знакомый учитель: “За всю свою долгую жизнь я не встретил ни одного ученика, который изначально пришел бы в школу с целью испортить жизнь учителям и намеренно восстановить против себя взрослых”. (По поводу того, встречал ли он педагогов, которые выбрали бы эту профессию с целью испортить жизнь детям и перессориться с коллегами, этот учитель почему-то ничего не сказал.)
Действительно, дети до определенного возраста вполне имеют право делать то, что нам не нравится, хотя бы потому, что они “не ведают, что творят”, то есть не понимают, почему этого делать нельзя, ведь мы им просто не объяснили, не рассказали, не внушили. А если и внушили, то плохо. Вряд ли можно оправдать родителя, который ни слова не сказал малышу о том, чем чревата встреча с беспризорным лишайным псом, а потом кричит и шлепает ребенка за то, что тот погладил дворняжку. Точно так же дело обстоит и в школе, где педагог не имеет права ругать ученика за нарушение правил поведения, которых тот просто не знает. В детском возрасте пока еще не работает формула “незнание закона не освобождает от ответственности”, и это тоже нормально. Дети имеют право не знать чего-либо.
Однако если проанализировать сюжеты тех скандальных видеороликов, которыми пестрит Интернет, и рассмотреть более пристально причины конфликтов между учеником и учителем, где агрессия исходит от последнего, выяснится простая деталь. Оказывается, все дело как раз в том, что ребенок нарушает правила намеренно, преследуя целью не просто посмотреть, как на это отреагирует взрослый (в советские времена это называлось “проверить на вшивость”), а четко зная, как именно он отреагирует. Школьник абсолютно уверен, что его проделки, поступки, слова вызовут у педагога негативные эмоции, выражения или даже действия. Следовательно, эти откровенные провокации необходимы, чтобы иметь на такого несдержанного учителя компромат, выставить его в дурном свете.
Зачем ему это нужно, спросите вы? В былые времена таким образом проверяли запас прочности преподавателя, чтобы знать впредь, как себя вести на его уроках и какую черту не стоит преступать. Позволяет вставать и ходить по классу – отчего же не встать и не походить? Смотрит сквозь пальцы на то, что мальчики на последних партах играют в карты? Почему бы в таком случае не сыграть? А вот если за хамское высказывание в адрес педагога можно запросто вылететь из кабинета, распахнув дверь головой, то лучше с таким не связываться, тут уж надо сидеть смирно. Впрочем, если учитель говорит то, что само по себе интересно, да если мне он еще и симпатичен, к чему же я буду ему мешать, верно?
Что же изменилось за последние десятилетия? Педагога перестали воспринимать как человека с большой буквы, и вдруг оказалось, что они такие же люди, как и все прочие, им не чуждо ничто человеческое, включая весь спектр негативных качеств, таких как злопамятность, зависть, мелочность, обидчивость, несдержанность, интриганство и т. д. Но сами педагоги при этом в основной своей массе продолжают считать себя людьми особой профессии, которую могут занимать лишь избранные, а потому требуют к себе особого отношения. Некоторые даже до сих пор убеждены, что только они владеют сокровенными знаниями, которыми, кроме них, не обладает никто, и, обучая детей химии, физике, математике или литературе, они помогают (или даже позволяют!) ребятам познать истину. За это учителя вправе рассчитывать на уважение или даже требовать его от учеников, родителей и государства.
Однако при этом учителя продолжают оставаться людьми из плоти и крови, каждый со своим собственным, а все вместе – с корпоративно-педагогическими комплексами, заморочками и тараканами в головах. Они глубоко оскорблены и унижены размерами своей зарплаты, а главное, тем, что образование теперь называют услугой, а школа из храма знаний и наук превратилась в учреждение сферы услуг, подобно парикмахерской или столовой. На фоне этого в рядах педагогов возникли разброд и шатание в плане отношения к вещам, ранее казавшимся незыблемыми. И если раньше образовательный и воспитательный процессы существовали неразрывно друг от друга, то потом внезапно кто-то решил, что, нет уж, пусть школа занимается только образованием, а воспитывать должна семья. Мы не лезем в ваши дела, не учим вас жить, но и вы не лезьте в наши, не указывайте, как нам преподавать.
И, самое интересное, нашлись учителя, которые поддержали эту точку зрения. Мол, зачем нам оно, это воспитание, баба с возу – кобыле легче! Другие между тем, наоборот, стали заявлять, что именно школа, и только школа, обладает такими воспитательными возможностями, о которых семье и не снилось, потому что воспитание через образование возможно как на уроках, так и во внеурочной деятельности. Третьи моментально вспомнили о том, что мы ведь отреклись от старого мира, а значит, обязаны и прах его с наших ног отряхнуть, и поскольку мы теперь живем в правовом демократическом государстве, обязаны свято соблюдать права не только взрослых, но и детей. Мало того, все, что мы делаем, должно быть направлено во имя ребенка и на благо ребенка, следовательно, именно ребенок должен определять формы и содержания обучения.
А что же сами дети? Дети точно так же, как и сто лет назад, продолжают испытывать учителя на вшивость. Только они теперь уже прекрасно понимают свои права и свою силу на фоне бесправия и беспомощности преподавателей. Они видят, что если довести взрослого до белого каления, а потом заснять его реакцию на камеру мобильника и выложить ролик в Сеть, все увидят, какой ты крутой и смелый, раз уж решил вывести на чистую воду этого психопата. Дети знают, что если они ругаются матом, кричат на уроке, кидаются в учителя тряпками, это просто шалость, а если тому почему-то все это не нравится, если он кричит и ругается, значит, он непрофессионал и на него можно жаловаться – сначала родителям, а те уж потом дадут делу ход.
И вот тут учителя становятся заложниками того самого кумира, которого сами же себе в себе и сотворили. Ведь непрофессионал – это тот, кто не соответствует профессии, ведет себя неподобающим образом: кричит, ругается, угрожает, еще хуже – матерится, оскорбляет, совсем плохо – хватает ребенка за шиворот, ухо, волосы, толкает, рукоприкладствует. Такой учитель вполне заслуживает того, чтобы дети тоже оскорбляли его, унижали или даже били. Иными словами, если у вас что-либо подобное случилось на уроке, значит, вы сами виноваты, и еще неизвестно, что первично, а что вторично, может, дети вообще правы!
В педагогической среде существует понятие “хороший учитель”. Это тот, кто все делает исключительно хорошо, правильно, профессионально. У таких на уроках все дети, даже включая отпетых хулиганов и двоечников, моментально замолкают и превращаются в прилежных и воспитанных. Хорошего никто и никогда не оскорбит, его все уважают и не дают в обиду. Поэтому если вы слышите про всякие ужасные случаи, которые так любят обсуждать по телевидению, в газетах или соцсетях, то все это происходит только с плохими учителями, ибо с хорошими этого не могло произойти по определению!
Что из этого следует? С одной стороны, еще раз понятно, кто виноват. С другой – совершенно очевидно, что делать, – не быть плохим учителем! А как им не быть или не стать? Можно пойти по самому сложному пути, попытавшись реально повысить свое профессиональное мастерство. Причем не только на курсах повышения квалификации по своему предмету (ведь как мы помним, у тех, кто преподает интересно, не хочется баловаться), но и на всевозможных тренингах по конфликтологии. Ведь у нас в педвузах обычно преподают почему-то совершенно оторванную от реальной жизни психологию и практически не учат тому, как можно погасить конфликт, как стоит общаться с агрессивно настроенным классом, как можно, а как ни в коем случае не стоит реагировать на публичные оскорбления в свой адрес, если эти слова произносит ученик 4-го класса, «трудный подросток», старшеклассник, родитель.
Но проще всего пойти по самому легкому пути, по которому следуют большинство “плохих” учителей, – это просто сделать вид, будто ничего не было. Более того, даже если что-либо и было, нужно всячески замять происшествие, не выносить сор из избы. Ведь, с одной стороны, если кто-то что-то узнает, проблем не оберешься, не дай бог еще начальство прослышит, уж они тебе припомнят это на очередной переаттестации! Это ведь какое пятно на профессиональной карьере! А вдруг пронюхают журналисты? Какая слава тогда разнесется о твоей школе и кто из родителей поведет сюда детей? Поэтому лучше стерпеть и промолчать. В конце концов это же дети, они вырастут, поймут, как были неправы, и извинятся, а вы скажете, что уже давно их простили! И все счастливы! К тому же вы ведь прекрасно знаете, что ребенок всегда отделается минимальным наказанием, зато вам это отольется по полной!
Работу учителя некоторые товарищи предлагают считать не чем иным, как служением. Звучит очень благородно и красиво, поскольку это роднит педагога со священнослужителями. В том числе и потому, что они тоже несут свет, истину и, разумеется, свой крест. Правда, почему-то никому и в голову не придет обвинять священника в непрофессионализме, если на него вдруг кто-нибудь напал, избил, ограбил или просто плюнул в его сторону. Наоборот, это вроде как испытание Господне, и прав тот, кто не противится злу насилием, а, живя строго по писанию, подставляет левую щеку, если ударили по правой.
Собственно, если педагогов устраивает такой сценарий, они имеют полное право вести себя в соответствии с ним. Тогда уж точно никто не будет отрицать, что учителя – это святые люди.
Но если мы все-таки живем в правовом государстве, где каждый гражданин независимо от возраста и профессии защищен законом, хотелось бы быть последовательными в этом стремлении. И если кто-либо кого-либо незаслуженно обидел, оскорбил, не важно, учитель ученика или ученик учителя, наказание должно быть неотвратным и адекватным. На сегодняшний же день, если посмотреть хронику происшествий, лента новостей пестрит сообщениями “школьник сломал нос педагогу”, “преподаватель ударил ребенка по голове”, но при этом очень часто оказывается виноват именно учитель, даже если его публично облили грязью и избили.
Почему? Потому что не только общество, но и, увы, сами педагоги продолжают считать: хорошего учителя никто и никогда не обидит, обижают плохих! Хотя пора бы уже понять, каким бы идеальным ты ни был, всегда найдется тот, кому доставит удовольствие бросить в тебя камень, целясь в глаз.
Между тем если уж у нас так любят брать примеры с демократического Запада, то не лишне напомнить, что в целом ряде школ США введена должность школьного надзирателя, который следит за порядком на переменах, пресекает ссоры, разнимает драки, помогает утихомирить разбушевавшихся на уроках детишек. Это вам не заместитель по ОБЖ, а полноценный страж порядка, который имеет право, если надо, применить физическую силу для защиты учеников и учителей от агрессии, как внешней, так и внутренней. А в Великобритании пошли еще дальше, там министр по делам детей, школ и семей Эд Боллс заявил, что учителя не будут преследоваться в суде, если применят физическую силу для усмирения учеников. Полномочия педагогов закреплены в соответствующем руководстве, в котором черным по белому сказано, что они могут применить силу, если ученики дерутся, пытаются навредить друг другу, отказываются выходить из класса, срывают уроки или портят школьную собственность и отказываются следовать правилами.
Тем же путем, кстати, пошли даже в странах - республиках бывшего СССР – Грузии, Литве, Украине и пр. Но можете ли вы представить что-либо подобное у нас? Да ни за что, ведь в обществе тут же поднимется крик, дескать, до чего же мы докатились, учителям разрешают рукоприкладствовать, значит, теперь они совершенно безнаказанно будут делать то, за что мы их так не любим! Но и сами педагоги, предвижу, возмутятся, заявив, что они не намерены ни с кем воевать, пусть семья несет ответственность за поведение ребенка, а наше дело – учить, сеять разумное, доброе, вечное. Это где-то там, у них, учат и воспитывают розгами и тумаками, а мы свято храним достижения советской педагогики, в которой Учитель никогда не позволит себе хотя бы пальцем тронуть ребенка, воспитывая исключительно словом!
А это значит, что мы еще не достигли того предела, чтобы всем, как рядовому педагогу, так и министерскому чиновнику, стало ясно: либо любого, кто публично оскорбит кого-либо словом или действием, ждет суровая кара, не важно, ученик ты или учитель, либо, если никто не гарантирует педагогу неприкосновенности, пусть ему разрешат защищать себя и других самостоятельно согласно инструкциям или рекомендациям, утвержденным Минобрнауки России.
Учительская газета
Коллеги, а что думаете вы по вопросу, вынесенному в заголовок?

Комментарии

1000 Осталось символов