Сайт профсоюза «Учитель»

Педагогическая классика для настоящего и будущего: К.Д.Ушинский

Если весь славянский мир гордится Я.А Каменским, Швейцария - Песталоцци, 
Германия - Дистервегом, то мы, русские, не забудем, 
что среди нас жил и учил Константин Дмитриевич Ушинский.
Д.Д.Семенов, педагог, друг Ушинского



 
Константин Дмитриевич Ушинский (1824-1871), основатель научной педагогики...



Моя ассоциация с этим именем – обязательное наличие портрета великого русского педагога в любом учебном заведении: будь то школа или педагогический ВУЗ. Конечно, были и лекции по истории педагогики, но запомнилось немногое, а возможно, просто трудно вычленить авторство дидактических приемов Ушинского, настолько прочно они проникли в нашу педагогическую работу.

Только теперь, после нескольких десятков лет педагогической практики, перечитывая Ушинского, могу сказать насколько современными оказались его мысли, предложения, нововведения, которыми он отмечал свой трудовой путь.

Демидовский лицей (г. Ярославль) 
...9.02.1849 г. совет лицея собрался для обсуждения вопроса о, так называемой, «шнуровой книге». Инструкцией из министерства предписывалось завести в лицее шнуровую книгу. В ней каждый преподаватель был обязан собственноручно делать отметку - «чем именно он занимает студентов в назначенные часы». Цель нововведения была сформулирована протокольно четко: «Ежедневные отметки господ профессоров и преподавателей могут способствовать наблюдению г. директора за правильным ходом воспитания». По мнению Ушинского это был еще один шаг на пути усиления жесткого контроля за каждым произносимым с кафедры словом. Он возмутился: «Как можно такими формальностями связывать педагогическое дело? Да разве в состоянии преподаватель заранее определить, какое понятие ему придется выяснять со слушателями? Я должен видеть перед собой аудиторию, ощущать ее дыхание. А делить курс на часы и минуты… Это же значит убивать живое дело преподавания!» Через несколько месяцев после этого выступления Ушинскому было предложено покинуть лицей «добровольно- принудительно»- не устраивало непокорство молодого преподавателя!

Этот эпизод навел на размышления:
А можем ли мы вести урок, не готовясь к нему, только улавливая желание слушателей, видя их глаза, читая их мысли? Боюсь, что среди современных учителей «преподавателей времен Ушинского» не так много…, видимо, есть тому и объяснения, как думаете, коллеги?

Вторая мысль пришла в связи с нововведением в Демидовском лицее - прошло полтора века, а «шнуровая книга» «времен Ушинского» выросла до такого множества талмудов, которые нужно заполнять учителю! И все они, или большинство их, как средство контроля над действиями учителя!

Относительно контроля вообще, Ушинский писал следующее: «Опытом мы пришли к полному убеждению в недостаточности для успехов в общественной жизни всякого рода контролей, нагроможденных на контроли: однако же при всяком новом проекте, касающемся той или другой стороне общественной жизни, мы, не доверяя уже контролю, в то же время не доверяем и людям…». Увы, это и про наше время тоже! 

Гатчинский сиротский институт (г.Гатчина) 
«Канцелярия и экономия наверху, администрация в середине, учение под ногами, а воспитание — за дверьми здания», - так отзывался Ушинский об этом учебном заведении, когда поступил туда работать.
Интересно, что за время своей преподавательской работы в этом учебном заведении (1854—1858) в качестве учителя русской словесности К.Д. Ушинскому удалось изменить старые и внедрить новые порядки и обычаи в институте, которые сохранялись в нём вплоть до 1917 года. Так, ему удалось начисто искоренить фискальство, доносительство, как правило, характерное для учебных заведений закрытого типа, а также изжить воровство, так как самым суровым наказанием для воров стало презрение товарищей. Чувство настоящего товарищества К. Д. Ушинский считал основой воспитания в коллективе. 

Уже через год своей службы в Гатчинском сиротском институте К. Д. Ушинский был повышен по службе и назначен инспектором классов. По заслугам ли? - судите сами! Когда он приступил к своим обязанностям, учебная работа просто разваливалась, почти 400 учащихся из 600 ежегодно оставались на второй год! (Немыслимое дело в нынешних условиях и не только из-за высокого качества работы, думаю, вы понимаете, о чем это я…) Уже через год стараниями Ушинского число учеников, оставленных на повторный курс, уменьшилось вдвое, сократился и отсев учащихся!

Смольный институт благородных девиц (г.Санкт-Петербург (1794-1917)
По воле императрицы Марии Александровны К.Д.Ушинский стал инспектором самого привилегированного в России женского учебного заведения в 1858 г. (подборка фото).
Глядя на это фото, нельзя и предположить, что нововведения Ушинского касались и внешнего вида воспитанниц.

 Уменьшено: 64% от [ 800 на 554 ] — нажмите для просмотра полного изображения



До его прихода они должны были снимать пелерины с плеч и сидеть на уроке с обнаженными плечами. Объяснялось это тем, что на балы-то они ходят декольтированными! «Класс для институтки должен быть храмом науки!» - возражал Ушинский и, как подтверждает фото, ему удалось добиться «уничтожения нелепости». Как тут не вспомнить историю введения школьной формы в России, которая берет свое начало именно с этого учебного учреждения?

Сражался он и с классными дамами, многие из которых состарились за вязанием в классах, выслеживая посторонние листки на партах учениц, и наблюдая, как бы воспитанницы не задали вопрос мужчине - учителю. Спрашивать дОлжно было через нее, как и писать домой можно было только с проверкой классной дамы. При Ушинском девочки осмеливались задавать вопросы учителю-мужчине, но делали это письменно в своих сочинениях, заключая вопрос в скобки.

Создавая Институт благородных девиц, Екатерина II надеялась, удалив детей на долгий срок от невежественной среды и вернув туда уже развитую и облагороженную девушку, способствовать смягчению нравов и создать «новую породу людей». Этим и объяснялись все строгости контроля за воспитанницами. 

Девочки, в течение 9 лет лишенные родительского тепла в казенных стенах Смольного монастыря, отвыкали даже от нормального проявления добрых чувств. Жажда выразить уважение - и та оборачивалась нелепым обычаем показного уважения. В порыве деланной восторженности воспитанницы бегали и в гардероб, чтобы отрезать на память кусочек меха или облить духами пальто и шляпы своих обожаемых кумиров. Шляпа Ушинского была однажды также испорчена вылитыми на нее духами!

Исходя из своего главного принципа демократизации народного образования и народности воспитания, Ушинскому удалось убрать существовавшее до этого разделения состава учащихся на «благородных» и «неблагородных» (то есть из мещанского сословия), он ввёл практику преподавания учебных предметов на русском языке и открыл специальный педагогический класс, в котором осуществлялась подготовка учащихся для работы в качестве воспитательниц. К.Д. Ушинский ввёл в практику педагогической работы совещания и конференции педагогов, а воспитанницы получили право проводить каникулы и праздники у родителей. После вынужденного ухода Ушинского из института, все его основные преобразования были ликвидированы. Но дело его продолжилось его ученицами.
Самой известной его ученицей была Елизавета Николаевна Цевловская- Водовозова. Ушинский выделил ее целеустремленность, жажду новых знаний, уговорил ее учиться дальше, чтобы стать учительницей, снабдил стипендией.



Она позже стала и писательницей. Ее книга «На заре жизни» многократно издавалась и в советское время. Ее педагогическая работа «Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста» провозглашает идеал воспитания: «создать здорового человека с твердою волею, с сильным и великодушным характером, умственно и нравственно развитого». В этой мысли она отразила и идеал Ушинского. Намного ли отличается от названного цель современного воспитания? Пожалуй, мы не ставим на первое место здоровье ребенка, результат известен... Исключительно для сравнения привожу формулировку цели своей педагогической деятельности: «Воспитание средствами предмета «Иностранный язык» интеллектуально - и психоэмоционально развитой, толерантной личности, способной адаптироваться к современным условиям социума, способной к межкультурному общению, к творческой деятельности, к интеграции в систему английской/немецкой и русской культур».

Дело отца продолжили и его дочери. Дочь Вера (в замужестве Пото) на свои средства открыла в Киеве мужское Городское Училище им. К.Д. Ушинского. Дочь Надежда в селе Богданка (теперь с. Богданка Шосткинского района Сумской области), где в это время находился дом, принадлежащий Ушинскому, на средства, вырученные от продажи сочинения своего отца, открыла начальную школу. О других последователях в разных странах можно прочесть здесь.

Ушинский уволился из института благородных девиц, вернее, его заставили это сделать, поскольку его реформам, меняющим обучение и быт воспитанниц, прокладывающим дорогу женскому образованию в России, было оказано почти всеобщее сопротивление. (Ради справедливости приведем список его поддерживающих преподавателей). В дело пошли клевета и обман, разбираться с его ответами на ложные обвинения не захотели... О нравах этого заведения свидетельствует лишь один факт - в 1862 году были оставлены 7 лучших выпускниц еще на целых два года, так как начальнице Леонтьевой М.П. захотелось именно так обеспечить показательный выпуск в 1864 году, когда будет праздноваться 100-летие института. Конечно же, Ушинский не хотел калечить жизнь хорошим ученицам, возможно, это несогласие и сыграло решающую роль. Морально он был подавлен: за пользу, принесенную отечеству, его безжалостно вышвыривали. Хотя внешне все выглядело благопристойно: "...его императорское величество ...всемилостивейше повелеть изволила...возложить на него поручение осмотреть некоторые из замечательных заграничных училищ и представить по возвращении возможно подробное об устройстве и управлении заведений описание...". На 100-летие института госпожа Леонтьева была удостоена звания статс-дамы и высочайшей благодарности. Тот же, кто вписал в историю Смольного института поистине неизгладимую страницу обновления, и кто именно в годы пребывания в Смольном своей книгой "Детский мир" наметил новый путь всему русскому образованию, - этот человек официальными празднователями был попросту обойден молчанием...

Мнение биографа Ушинского: "Тaковa уж судьбa вообще всех дaровитых русских людей, что, опережaя время, им приходится брaть с бою кaждый свой успех в жизни".

Итак, книги К.Д.Ушинского... Их всего 3, но сколько людей они обучили, научили, заставили задуматься...

Детский мир - первый учебный курс для начальных классов и первая детская энциклопедия в России. Основу этого материала в первой части «Детского мира» – «Книге для чтения» составляла «естественная история», окружающая ребенка, предметы природы, поскольку, по убеждению педагога, «логика природы есть самая доступная и самая полезная для детей». Для русской школы, в которой естествознание в ту пору еще не преподавалось, это был принципиально новый выбор. В Предисловии к «Детскому миру» Ушинский давал методологическое и дидактическое обоснование своей учебной книги. Здесь он не только раскрывал ее замысел и задачи, ее содержание и методику работы по ней, но и выстраивал достаточно целостную систему принципов первоначального образования. На первое место среди этих принципов педагог ставил доступность и наглядность начального обучения. Трудно представить,что когда-то эти принципы были новаторскими...
"Рассказ по картине, и особенно по картине, нарочно написанной для рассказа, имеет большие преимущества перед самыми красноречивыми рассказами без картин.Картина не только запечатливает в памяти самый рассказ, но и сдерживает самого учителя и группирует в голове ученика приобретенные им сведения...", - так Ушинский пояснял полезность наглядности. Надо сказать,что его тексты сказок и рассказов для детей были сами по себе довольно наглядны, написаны так, что ребенку легко представить прочитанное, а художнику легко нарисовать иллюстрации (см. Сказки и рассказы К.Д.Ушинского)


Родное слово - "Это уже не книги для клaссного чтения, a системaтическое руководство для первонaчaльного обучения - первое, по времени появления в России, рaционaльное, строго методическое руководство в этой облaсти обучения, остaющееся единственным в своем роде и незaменимым до сих пор", - так считал современник Ушинского и его биограф Песковский М.Л. О незаменимости данной книги свидетельствует количество тиражей -146(!) с момента издания в 1864 году до 1917 года. Остaвaясь верным своему взгляду нa знaчение родного языкa кaк лучшего средствa для духовного рaзвития ребенкa, Ушинский в своем руководстве положил родной язык в основу первонaчaльного обучения и вокруг него, в тесной связи с ним, группирует остaльные предметы обучения. Руководство его рaспределено нa чaсти или отдельные книги, по годaм обучения. Первый год "Родного словa" (книгa первaя) обнимaет собою "Азбуку" и "Первую после aзбуки книгу для чтения". Год второй (т. е. вторaя книгa "Родного словa") предстaвляет дaльнейшую книгу для чтения, посвященную уяснению детьми домaшнего и школьного бытa, предметов окружaющей природы, времен годa и прочего.

Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии
том 1том 2материалы к 3 тому.

Ушинский рaзъяснил в своем последнем труде "основы, условия и требовaния истинно человечного и человеческого воспитaния тaк, чтобы не кaлечилaсь, не изврaщaлaсь человеческaя природa, a нaоборот - получaлa бы нaибольшее рaзвитие, соответственно индивидуaльным особенностям кaждого. Если России суждено когдa-нибудь дождaться университетской кaфедры по педaгогике, то книгa Ушинского "Человек кaк предмет воспитaния", считaя, в том числе, и конспект третьего ее томa, является готовою прогрaммой для тaкой кaфедры. Зa отсутствием же последней, "Педaгогическaя aнтропология" Ушинского предстaвляет собою единственную сокровищницу и руководительницу для всех не желaющих ощупью бродить в сложном, трудном и крaйне ответственном деле воспитaния и обучения". Слова биографа Ушинского стали реальностью - не только кафедры, но и педагогические институты давно уже действуют в России, готовя, как мечтал Ушинский, народных =для обучения народа - учителей.

Обсудим?

Цитата
Наши предки не понимали прихоти Петра Первого, гнавшего их насильно к образованию, но и мы сами еще не вполне сознали его потребность: чувствуем только, что в настоящее время без него обойтись нельзя, что без него и в общественной жизни, а главное, в службе нашим детям придется плохо, и со вздохом покоряемся злой необходимости. Отсюда проистекает и тот апатический, мрачный взгляд, которым наше общество смотрело до сих пор на своих педагогов: таким взором встречает иногда больной цирюльника, который пришел вырвать ему зуб.


Как вы считаете, коллеги, изменился ли взгляд общества на наш труд? Стал ли наш статус выше по сравнению с учителями "эпохи Ушинского"?

Поспорим с классиком?

-1-


Цитата
...Учить играя можно только самых маленьких детей до семилетнего возраста, далее наука должна уже принимать серьезный, ей свойственный тон. Мы не говорим о педантизме, о суровости, но даже прежняя педантическая, отталкивающая важность приносила менее вреда, чем завитая, смеющаяся над собой модная педагогика.


В современной школе игровые методы обучения распространяются далеко за пределы начальной школы, возникло целое направление в дидактике game based learning - обучение на основе игры (англоязычный блог на эту тему). Приверженцы внедрения игрового дизайна в педагогическую практику свидетельствуют о развитии системного и критического мышления.
Игра вышла за пределы школы, появился феномен внедрения подходов, характерных для компьютерных игр, в неигровые процессы, и
его обозначающий термин игрофикация (геймификация). 
Так почему же Ушинского нет в списке классиков, ратующих за игровое обучение? Вероятное объяснение тому - серьезное отношение к науке, которая, на его взгляд, требовала труда, а игра могла отвлечь от освоения науки.

-2-


Мнение Ушинского о преподавании иностранных языков (из статьи Родное слово)

 Уменьшено: 60% от [ 840 на 526 ] — нажмите для просмотра полного изображения



Лично меня просто поразило его намерение давать не 2-3-4 часа в неделю, а 6-7-8 часов иностранного языка, если, как он писал "мы не хотим отнять время у дитяти, а добиться как-нибудь результатов"! Актуально и в настоящее время!

За рамками данного материала осталось еще много невысказанного о великом русском теоретике и практике педагогики, думаю, главное, все же, выбрать время прочесть еще раз его труды или хотя бы пару статей, сверить свою работу с его мыслями, в чем-то согласиться, где-то поспорить. Такой внутренний разговор с Ушинским можно озвучить и в комментариях к этому материалу, приглашаю вас, коллеги, к совместному разговору!

Для подготовки статьи использовались материалы сети интернет и следующие книги:


Статьи по теме: Педагогическая классика для настоящего и будущего: Януш Корчак

 

Елена Годунова

Оринал статьи опубликован на портале Образовательная Галактика Интел

Комментарии

1000 Осталось символов


Search