Сайт профсоюза «Учитель»

Когда 36 не норма

Вынуждают перерабатывать? Возможно, вы просто не договорились...

Угроза дисциплинарного взыскания нависла над учителем, который вопреки локальным актам и воззваниям директора к совести и профессиональной чести не хочет работать 36 часов в неделю. Точнее, не работать, а высиживать в школе то, что остается от этих часов, если вычесть из них качественно и без срывов проведенные уроки. Но, позвольте, откуда взялась эта «святая обязанность»? А откуда сам норматив? А ниоткуда... Просто некоторые директора до сих пор не умеют читать.

Виноват всегда главный?

Сколько бы ни увещевали нас, что все это - проявления частной недоговоренности, но совещание в Департаменте государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России показывает: для самых непробиваемых правильные трактовки статей закона пока по каким-то причинам недоступны. Первый выступающий, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий начал издалека и осторожно, чтобы не задеть тех самых упорных в своей неправоте руководителей школ: по-видимому, проблема и ее персистирующий характер связаны с разной трактовкой формулировки статьи 333 Трудового кодекса РФ, в которой указано, что «для педагогических работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 36 часов в неделю». При этом четко оговорено, что конкретная продолжительность рабочего времени либо нормы часов педагогической работы за ставку зарплаты определяются Минобрнауки России «в зависимости от должности и (или) специальности педагогических работников с учетом особенностей их труда». Однако обращения все идут и идут. Первые появились два года назад, так что «молодая» проблема, можно сказать, уже обретает объем и звучание.

Заместитель председателя Общероссийского Профсоюза образования Михаил Авдеенко предположил, что «новизна» проблемы связана еще и с тем, как сегодня происходит сменяемость управленческих кадров в школе: пришло много молодых (безотносительно возраста) директоров, причем эта «молодежь» не получила от старших коллег заряд опыта и знаний. Впрочем, так это или нет, но сегодня не только у отдельных педагогических работников по стране, но и в целом по регионам (здесь Всеволод Луховицкий вспомнил, к примеру, Тамбовскую область) в трудовых договорах неожиданно всплывает строго 36-часовая рабочая неделя. И это при том, что нормированная часть педагогической работы учителя за ставку зарплаты составляет всего 18 часов в неделю.

Странно это еще и потому, что на данный момент согласно существующей номенклатуре должностей, на которой заострила внимание эксперт отдела по вопросам общего образования аппарата Центрального совета Общероссийского профсоюза образования Вера Понкратова, существует 40 (!) наименований педагогических работников. Все они априори не могут работать одинаковое количество времени, поскольку и набор обязанностей у них совсем не одинаковый.
Но возмущает учителей, пожалуй, в первую очередь не это удивительное желание привести к единообразию неприводимое, а просто тот факт, что их заставляют дополнительно находиться в стенах школы без всякого содержательного основания. Разве работа педагога исчерпывается его пребыванием в школе? Вузы, колледжи, музеи, библиотеки, виртуальное пространство и даже стадион сегодня становятся пространствами организующими и обучающими. Если в городе прекрасно развита инфраструктура, культурное пространство, замыкать педагога в четырех стенах даже в его методический день просто неразумно. По крайней мере, в этом твердо уверена заместитель руководителя Департамента образования города Москвы Татьяна Васильева. А принуждение учителей готовиться к урокам, проверять тетради и заполнять электронный журнал строго в стенах школы вовсе не имеет под собой никаких законных оснований.

И подобные, как мы уже условились говорить, «новые» ограничения возникают на фоне таких тормозящих и угнетающих факторов, как никуда не исчезающая бюрократизация, бесконечные проверки и т.д. Естественно, если сейчас не дать педагогам окончательного разъяснения, это сыграет весьма негативную роль, причем, по мнению Всеволода Луховицкого, и для самого главного образовательного ведомства. Ну а кто еще всплывает в учительском сознании при попытке дать ответ на классический вопрос «Кто виноват?». Не неграмотный директор, который не разобрался, не таинственные проверяющие, которые посоветовали «во избежание» утвердить 36 часов... Нет! В ответе за все, оказывается, Минобрнауки.

«Лояльно» и незаконно

В образовании право решать вопросы и издавать акты есть не только у федерального ведомства, но и у региональных структур. Может быть, еще и поэтому на стыке полномочий рождаются разночтения, двойные трактовки... По словам Всеволода Луховицкого, сегодня на региональном уровне очень легко столкнуться с непониманием своего круга и уровня полномочий. Именно поэтому директора порой довольно смело утверждают, что министерские инструкции и даже приказы носят всего лишь «рекомендательный характер». Так, один из колледжей в Ленинградской области не сумели переубедить ни письма из министерства, ни проверки - до сих пор преподаватели сидят там «положенные» 36 часов. По словам заместителя начальника отдела развития и нормативного регулирования в сфере начального и среднего профессионального образования Департамента государственной политики в сфере подготовки рабочих кадров и ДПО Минобрнауки России Валентины Давыдовой, все это говорит о том, что в основе всех злоключений - проблема не нормативного регулирования, а правоприменения, поэтому прорабатывались и прорабатываются всевозможные рекомендации и разъяснения трудового законодательства для школьных управленцев.
Правда, председатель Всероссийского совета директоров школ Ахтам Чугалаев засомневался в том, что в существующих разъяснениях все действительно удобоваримо и понятно, ведь не секрет, что на каждое такое наукообразное, высушенное разъяснение нередко требуется еще как минимум два - только уже на нормальном русском языке. Кроме того, по его мнению, проблемы у школ могут возникать еще и потому, что статус юридического лица для них тоже новшество: не везде есть юристы, способные справиться с «трудностями перевода». В этой связи, как считает, соглашаясь с коллегой, Михаил Авдеенко, важно помочь школам не натворить ошибок в их новом качестве, поэтому нужна в первую очередь профилактика правонарушений.

А ведь действительно может дойти до беды: порой в попытке, как ему кажется, соблюсти требования статьи 333 ТК РФ директор локальным актом утверждает педагогам независимо от занимаемой ими должности 35, 34, а то и вовсе лояльные 33 часа рабочего времени в неделю. Но если вновь обратиться к такой простой, но, как оказывается, непонятной статье 333 ТК РФ и дочитать ее до конца, можно увидеть очередное подтверждение тому, что все эти попытки противозаконны: продолжительность рабочего времени педагогических работников с учетом особенностей их труда «определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти». И за этой строгой формулировкой вновь скрывается то самое, без вины виноватое Минобрнауки России.

То, что можно оплатить


В июне 1918 года декрет Совета народных комиссаров «О нормах оплаты учительского труда» постановил принять «за нормальную продолжительность рабочего времени 4 учебных часа в день (24 часа или урока в неделю)». Причем именно этот норматив и был увязан с оплатой труда. Все, что касается проверки письменных работ, подготовки уроков, опытов, а также классное руководство, не входило в прямые обязанности педагогов и соответственно оплачивалось отдельно. Например, в том же декрете отмечено, что «оплата труда по подготовке опытов производится дополнительно в размере 20 процентов годового часа; оплата труда по исправлению письменных работ оплачивается в размере 10 процентов годового часа по новым и древним языкам и 15 процентов по русскому языку и математике».

С течением времени менялись нормативы и подходы к оплате труда, но неизменным, по мнению Веры Понкратовой, предложившей в ходе совещания обширный экскурс в историю нормативно-правового регулирования продолжительности и режима рабочего времени педагогов, оставалось одно: у учителя есть урочная деятельность и есть дополнительные обязанности. Почти сто лет назад связь каждой из этих групп обязанностей с положенной за них оплатой была очевидной - теперь все не так просто.

Возможно, именно поэтому у Всеволода Луховицкого как ответ на «проблему 36 часов» возникло предложение, которое, по его словам, не требует ни вложений, ни внесения поправок в законодательство: нужно попросить Минтруд принять нормативно-правовой акт, где будет указано, что «в трудовой договор (приложение к трудовому договору) могут быть записаны только те виды работ и то рабочее время, которое подлежит оплате». Эта формулировка, по словам Всеволода Луховицкого, не противоречит никакому уже существующему нормативно-правовому акту и звучит в духе идеи эффективного контракта. Вот тогда можно будет спросить у директора, устанавливающего предельно допустимую норму рабочего времени как единственно возможную, о том, как оплачиваются все эти часы. Скорее всего он действительно не сможет это внятно объяснить и впредь поостережется заключать контракты, которые нельзя оплатить. Правда, участники совещания были склонны вновь апеллировать к достаточности нормативно-правовой базы по данному вопросу: незачем множить сущности, нужно настойчивее и доходчивее разъяснять, убеждать, показывать культуру применения статей закона.

Да, с культурой у нас действительно часто не все в порядке - тем более с культурой общения директорского корпуса с учительским. Так, по словам Всеволода Луховицкого, выступавшего в заключение совещания уже с позиции учителя с почти 40-летним стажем, нередко из уст директора сегодня можно услышать: «Вас что-то не устраивает? Обращайтесь в суд!» Правда, пока для подавляющего большинства учителей обращение в суд нравственно неприемлемо. Да и уровень правовой культуры еще не тот. Хотя министерство тоже советует... Была не была!

Из письма Минобрнауки России от 15.10.2015 №08-ПГ-МОН-37849 «О продолжительности рабочего времени и особенностях, связанных с режимом рабочего времени педагогических и других работников образовательных организаций»:
«...Установление учителю или педагогу дополнительного образования продолжительности рабочего времени 36 часов в неделю, то есть сверх фактического объема учебной нагрузки (педагогической работы), являющегося нормируемой частью их рабочего времени, является неправомерным...
В случаях нарушения порядка регулирования рабочего времени педагогические работники, для которых установлены нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы, вправе в целях защиты своих социально-трудовых прав и интересов обращаться в органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров (комиссия по трудовым спорам, суд) либо в Федеральную инспекцию труда».

Павел СЕРГОМАНОВ, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России

Проверочная от профсоюза

С 1 марта по 1 апреля 2016 года на всероссийском уровне пройдет проверка соблюдения в школах трудового законодательства в части внедрения эффективного контракта, начисления заработной платы, и в том числе аспектов определения времени труда и отдыха педагогических работников. Инициатор проверки - Общероссийский профсоюз образования.

Всё по закону

Перечень документов, регламентирующих вопросы определения рабочего времени педагогических работников:

- Конституция РФ (ст. 37 (ч. 5), ст. 55 (ч. 2, 3);

- Трудовой кодекс РФ (ст. 92, ст. 100, ст. 333);

- Закон РФ «Об образовании в РФ» (ст. 47 (ч. 5 (п. 1), ч. 6, ч. 7);

- приказ Минобрнауки России от 22.12.2014 г. №1601 «О продолжительности рабочего времени (нормах часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников и о порядке определения учебной нагрузки педагогических работников, оговариваемой в трудовом договоре»;

- приказ Минобрнауки России от 27.03.2006 г. №69 «Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений».

Анна Данилина

Источник: «УГ» за 22 декабря 2015 г.

Комментарии

1000 Осталось символов


Search