Сайт профсоюза «Учитель»

Тверской суд рассматривает иск о восстановлении на работе педагога Дворца творчества детей и молодежи на Миуссах Ларисы Хибовской

PS На суде выяснилось, что запрос из департамента образования Москвы в учреждение по поводу комментария администрация Дворца предоставить не может. Следующее заседание суда - 27 декабря, 12-00. Заседания проходят в открытом режиме.

10 декабря в Тверском районном суде Москвы (ул. Каланчевская, 43а, 645 зал) состоится заседение суда по иску Ларисы Хибовской к ГБОУ ДО «Дворец творчества детей и молодежи на Миуссах». Причиной увольнения Ларисы стал ее негативный отзыв в сети Facebook по поводу оформления учреждения - она сравнила цветочную гирлянду над входом во дворец с погребальным венком. Это вызвало страшное недовольство руководства. За комментарий из трех слов Ларису подвели под увольнение. 

Педагог дополнительного образования высшей категории Лариса Хибовская требует восстановить ее в должности, выплатить зарплату за период вынужденного простоя и компенсировать моральный вред. На фото: оформление Дворца на Миуссах ко Дню города.

С 1 сентября 2010 года Лариса Хибовская работала в ГБОУ ДО г. Москвы «Дворец творчества детей и молодежи на Миуссах» в должности педагога дополнительного образования. В начале сентября 2017 года ей по неизвестным причинам было сокращено количество учебных часов и групп, а 9 сентября администрацией дворца было предложено расторгнуть договор по соглашению сторон, но педагог решила продолжать работать. В итоге Лариса Антоновна осталась работать в учреждении с нагрузкой 4 часа в неделю. На заявления об увеличении количества часов она регулярно получала отказы, а также на протяжении 2017-2018 учебного года несколько раз необоснованно была лишена стимулирующих выплат.

27 сентября 2018 года на методическом совещании администрация предъявила ей «требование» по поводу комментария, оставленного на странице «Facebook». Возмущение администрации вызвал негативный отзыв сотрудника об оформлении учреждения ко Дню города. Работодателем была создана комиссия о служебном расследовании, о работе которой Хибовская не была уведомлена и не имела возможности высказать свою позицию. Мнение профсоюза «Учитель» также не было учтено.

6 октября 2018 года Лариса Хибовская была уволена на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

perepiska miussy

Профсоюз «Учитель» считает увольнение Хибовской необоснованным и незаконным по следующим основаниям.

1. Высказывание в социальной сети оценочного суждения относительно эстетического содержания декоративной конструкции не может служить основанием для применения дисциплинарного взыскания по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

П. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» предусматривает, что к нарушениям п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ относятся (1) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте, (2) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда, (3) отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников некоторых профессий. Никаких иных случаев, в которых было бы возможно применение данной статьи, Постановление Пленума не предусматривает.

Не может являться основанием увольнения, поскольку не является в силу закона дисциплинарным проступком, нарушение корпоративной этики и некорректное поведение, о чем указал Московский городской суд в своем Определении от 02.03.2012 по делу №33-6720.

Таким образом, совершение неэтичных поступков, несмотря на закрепление требований о необходимости «соблюдать этические нормы» в локальных документах, не может являться дисциплинарным проступком и повлечь дисциплинарное взыскание, поскольку не связано с выполнением работником его непосредственной трудовой функции.

2. Высказывание в социальной сети суждения относительно эстетического содержания декоративной конструкции не может стать основанием для применения мер дисциплинарного взыскания как таковое.

Согласно статье 29 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждому гарантируется свобода мысли и слова, свобода массовой информации. Цензура запрещается. В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Свобода выражения мнений и убеждений, свобода массовой информации составляют основы развития современного общества и демократического государства. Данного подхода придерживается и Верховный суд РФ в Постановлении Пленума от 15 июня 2010 г. №16.

В соответствии со ст. 15 Конституции РФ Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Следовательно, и локальные акты организаций должны соответствовать требованиям указанных выше нормативных актов и не могут им противоречить.

Естественно, российской законодательство предусматривает ограничения для свободы слова в виде тайны частной жизни, коммерческой тайны и государственной тайны. Однако, регулирование ни одного из видов тайн не может быть применимо к ситуации с негативной оценкой в социальной сети декоративной конструкции.

Следовательно, работодатель не вправе ограничивать свободное выражение мнения своих работников, в том числе относительно эстетической стороны деятельности работодателя.

3. Ответчиком не были соблюдены требования ст. 192, 193 Трудового кодекса РФ при вынесении дисциплинарного взыскания.

Даже если суд сочтет, что высказывание в социальной сети оценочного суждения относительно эстетического содержания декоративной конструкции может служить основанием для применения дисциплинарного взыскания по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, суд должен принять во внимание тот факт, что ответчиком не были соблюдены требования ст. 192, 193 Трудового кодекса РФ при вынесении дисциплинарного взыскания. В частности, при вынесении дисциплинарного взыскания работодателем не были учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

26 сентября первый заместитель директора Закриёев А.Р. затребовал у истца письменные объяснения в связи с обнаружением в социальной сети комментария, который, по мнению представителя ответчика, «мог указывать на неэтичное поведение педагога, подрывающего имидж и репутацию учреждения». Никакие иные объяснения у истца не запрашивались, что подтверждается содержанием приказа об увольнении истца от 04 октября 2018 г. №127/18/ЛС. В соответствии со ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Обстоятельства, в отношении которых не было запрошено письменное объяснение, не могут стать основанием для применения дисциплинарного взыскания. Таким образом, в основание применения дисциплинарного взыскания лег единственный поступок, заключающийся в оставлении комментария в социальной сети. Поступок, содержательной стороной которого является высказывание негативной оценки относительно эстетического содержания декоративной конструкции, созданной работодателем, очевидно не соответствует никаким разумным критериям соразмерности по отношению к дисциплинарному взысканию в виде увольнения.

В Акте о служебном расследовании в отношении Хибовской Л.А. также содержится ссылка на судебную практику, якобы подтверждающую позицию ответчика относительно возможности применения такого вида взыскания в такого вида поступкам. В частности, там содержится ссылка на Апелляционное определение Санкт-петербургского городского суда от 23.04.2013 №33-5688/2013. Данное определение не имеет никакого отношения к ситуации, ставшей основанием для служебного расследования в отношении истца. Так, в упомянутом деле уволенная менеджер по продажам недвижимости без ведома руководства позволяла частному агенту по недвижимости зарабатывать на продаже квартир в официальном офисе компании-застройщика, за что была справедливо уволена с должности менеджера с учетом уже имевшихся у нее дисциплинарных взысканий за прогул и за нарушение иных аспектов дисциплины. Аналогично в Определении Московского городского суда от 01.07.2010 по делу №33-19052/10 признан действительным приказ об объявлении выговора истице за нарушение норм деловой этики и грубые высказывания в адрес сотрудников. Согласно докладной записке финансового директора и директора по персоналу на истицу неоднократно поступали жалобы на ее работу, на отказ выполнять служебные задания администрации, нарушение сроков подготовки документов, нарушение норм деловой этики, направление сотрудникам электронных писем с угрозами, грубыми высказываниями. Суд же, приняв показания свидетелей и правила внутреннего трудового распорядка, оставил в силе приказ об объявлении выговора. Однако при этом удовлетворил иск в части требований о восстановлении на работе истца, уволенного по части 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ за указанные выше нарушения. Таким образом, ссылка на это решение не только не доказывает законности применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения, так как ничего из перечисленного выше она не совершала, но и является доказательством того, что даже в таких обстоятельствах, как были представлены выше, применения увольнения в качестве дисциплинарного взыскания является необоснованным.

Одновременно с этим, в судебной практике имеются положительные примеры того, как суды отменяли приказы работодателя об увольнении за нарушение норм «корпоративной» и «профессиональной этики». Так, апелляционным определением Пермского краевого суда от 26.08.2013 по делу №33-7779-2013 был признан недействительным приказ о наложении на работника дисциплинарного взыскания за нарушение кодекса профессиональной этики, а именно публичное обвинение органа власти в коррупционных действиях. В соответствии с положениями кодекса профессиональной этики, принятого компанией данного сотрудника, «работник должен вести себя безупречно, не допускать отклонений от этических норм и поддерживать положительную репутацию и имидж общества в деловых кругах в рабочее и нерабочее время». Высказывание работника было расценено как нарушение данного положения, то есть совершение дисциплинарного проступка. Однако суд указал, что этика — это установленная норма поведения в обществе, несоблюдение которой влечет общественное порицание. В кодексе профессиональной этики не раскрыто, что является отклонением от этических норм, и какое отклонение может быть квалифицировано как дисциплинарный проступок, влекущий привлечение работника к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, работодатель не вправе применять к работнику дисциплинарное взыскание в виде увольнение за высказывание в социальной сети суждения относительно эстетического содержания декоративной конструкции в связи с его несоразмерностью.

Дополнительная информация: 8-905-781-70-67, Лариса Хибовская

 


1000 Осталось символов


Search