Сайт профсоюза «Учитель»

В ОНФ состоялось обсуждение системы профессионального роста для педагогов

К 2024 году Правительство Российской Федерации должно завершить создание так называемой системы учительского роста, призванной удовлетворить потребность педагогов в карьерном росте. Она предполагает введение новых должностей педагогов - "учитель", "старший учитель", "ведущий учитель". «Просто учителю» достаточно уметь учить, «старший учитель» должен уметь разрабатывать программы, а «ведущий» — координировать образовательную деятельность и выполнять роль наставника для молодых и «слабых» педагогов. С целью выявления пробелов в знаниях педагогов создается новая модель аттестации, которая прошла апробацию летом 2018 года.

17 сентября Общероссийским народным фронтом было организовано обсуждение Национальной системы учительского роста (НСУР) - аббревиатура вошла в употребление в 2015 году в связи с поручением президента В.Путина обеспечить учителям возможности для карьерного роста. Но с мая 2018 года правильнее было бы говорить о Национальной системе профессионального роста педагогических работников (НСПРПР), введение которой закреплено в новом указе президента. Поручения близки по целям, но второе охватывает более широкий состав педагогических работников (не только учителей), но в тоже время предполагает, что профессиональным ростом будет охвачено около половины из них. Нам самим было непросто разобраться в инициативах правительства и их названиях, поэтому мы сочли это разъяснение важным. В настоящий момент обсуждение этих проектов идет на Интернет-порталах «Стандартпедагога.рф» и «ЕФОМ.рф».

Об идее введения системы профессионального роста и результатах апробации новой модели аттестации педагогических работников в 19 регионах страны на круглом столе ОНФ рассказали член Центрального штаба ОНФ, заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Любовь Духанина и проректор Московского государственного психолого-педагогического университета по внеучебной и социальной работе Андрей Милехин.

Участники круглого стола затронули широкий круг вопросов, включая введение профстандартов и уровень профессиональной подготовки российского учительства. Но наибольшее внимание на данный момент уделяется разработке новых механизмов аттестации, которые бы позволили выявить у педагогов дефицит компетентности по тому или иному направлению. 615 учителей приняли участие в апробации новой модели в 2018 году. Андрей Милехин отметил, что по результатам опроса педагогов "больше половины из них считают применимой новую модель аттестации в системе образования региона, и более 60 процентов – в российской системе образования". Нам этот результат представляется, скорее, пессимистичным: примерно половина учителей скептически отнеслась к нововведению. И даже если ныне существующие модели аттестации устраивают далеко не всех (регион сам устанавливает правила, и где-то можно аттестоваться просто и быстро, а где-то нужно носить килограммы бумажного портфолио), то, видимо, новая модель также воспринята настороженно.

Почему профсоюз "Учитель" не испытывает оптимизма по поводу внедрения предложенной модели профессионального роста? Во-первых, как это нередко бывает, самих учителей не спросили, нужен ли им в принципе карьерный рост. Видят ли они смысл в появлении новых должностей? Может быть, существующих категорий (первой и высшей), возможности участвовать в конкурсах, стать руководителем методического объединения или разработать авторскую программу вполне достаточно? Во-вторых, нужно, чтобы речь уже сейчас шла не столько об аттестации (которая есть по сути проверка, и она ожидаемо вызывает опасения среди учителей), сколько о возможностях для повышения квалификации. Сейчас - с ростом нагрузки на учителей - остро стоит вопрос: когда педагоги будут заниматься профессиональным ростом? Когда-то введенный норматив "ставка учителя равна 18 урочных часов" подразумевал, что учителю нужно свободное время не только для подготовки к урокам и проверки тетрадей, но и для методической работы и самосовершенствования. Сейчас меньшинство учителей работает ровно на ставку. Большинство совмещает не только урочную деятельность (до 40 часов в неделю), но и другие виды работ (заведование кабинетами, обслуживание компьютеров, школьные музеи и т.д.). А также выполняет немало неоплачиваемой работы - от добровольно-принудительного участия в городских субботниках до сбора информации для различных ведомств.

Позиция профсоюза, озвученная на круглом столе ОНФ, была такова: учителю нужны достойная зарплата за ставку часов и уважительное отношение руководства. Это непременные условия для профессионального роста. Если поставить задачу обучения учителей сразу всем заложенным в профстандарте умениям (а профстандарт становится обязательным с 1 января 2020 года), то сейчас без "отрыва от производства" это просто невозможно реализовать. Или учителя будут проходить дистанционные курсы "для галочки", чтобы в очередной раз содействовать фиктивной реализации указа "сверху". Тоже самое может произойти и с профессиональным ростом: педагогов обяжут участвовать в аттестационных мероприятиях, а затем повышать квалификацию, но при высокой нагрузке это станет еще одним бременем вместо добровольного, осмысленного и творческого процесса.

Кроме того, профсоюз "Учитель" критически относится к идее стимулирования труда педагога путем дополнительных выплат за заработанные баллы, которая в данный момент оказала негативное влияние на командную работу в школе. Учителя вынуждены конкурировать друг с другом за баллы, и в этой ситуации делиться методическими наработками им становится невыгодно. В большинстве школ и муниципальных образований существовали методические объединения по предметам, в рамках которых и шел обмен опытом. Введение должностей учителя-наставника и учителя-методиста (что предполагается в рамках системой роста) в какой-то мере дублирует то, что много лет существовало в российской системе образования, но было уничтожено последними реформами.

Директор Московского центра качества образования Павел Кузьмин рассказал о достижениях Москвы. Аттестация в Москве проводится на данный момент в электронном виде и требует от учителя минимум усилий, не отвлекая его от основной работы с детьми и не требуя составления отчетов и сбора документов. Это действительно важно, и профсоюз "Учитель" почти не получает жалоб от московских учителей на процедуру аттестации. Однако мы столкнулись с тем, что организация аттестации «на соответствие занимаемой должности» передана в школу и не существует апелляционной инстанции, где педагог мог бы оспорить ее результаты (по сути, а не по процедуре). Если педагог вступил в трудовой конфликт с руководством школы, то специальным образом организованная аттестация становится эффективным инструментом его увольнения.

Об этом говорит случай Марины Капустиной, учителя начальных классов московской школы №2053. Оставив за скобками правильность процедуры, посмотрим на тесты, которые Капустина не смогла выполнить достаточно хорошо. Большинство вопросов проверяет знание терминологии и содержания нормативных актов Минобрнауки и федерального законодательства. Как это может подтвердить или опровергнуть способность Капустиной работать в начальной школе, совершенно непонятно. Например, Марине было предложено ответить на такой вопрос: "Выберите приоритетный показатель, которым должен руководствоваться учитель при выборе программы по предмету: а) объем программы, б) наличие грифа Минобрнауки, в) учет в программе возрастных особенностей ученика, г) содержание программы". Единственно верный ответ - наличие грифа Минобрнауки. А содержание программы совсем не должно интересовать учителя, только гриф?

Вернемся к обсуждению учительского роста. На круглом столе было задано немало вопросов не только профсоюзами. Почему аттестация не включает в себя проверку знаний по предмету? Неужели всем педагогам не нужен рост в своей предметной области? Как можно обеспечить индивидуальный подход к повышению профессионализма в ситуации ограниченного финансирования (учить отдельно каждого учителя невозможно)? Что делать с учетом мнения выпускников, которое заложено в модель аттестации? Пока с ним много проблем: не все учителя имеют дело с выпускными классами, найти выпускников не так просто, как задать вопросы, чтобы они были этичными, а ответы не были социально обусловленными, и т.д. Будет ли заложено в бюджет финансирование новых должностей, чтобы в результате их появления в штатном расписании не случилось очередной перекройки фонда оплаты труда школы от одних учителей к другим? Иначе может случиться как с тришкиным кафтаном в басне Крылова: у одних педагогов мотивация вырастет, а другие утратят ее совсем.

Директор института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина высказала мнение, что оплата новых функций учителя должна быть обязательно включена в базовую ставку, а бюджет школы должен строиться по структуре кадров, а не по некой средней, которая включена в расчет подушевого норматива.

Возможно, повышение профессионализма учителей нужно начинать не с разработки универсальной модели аттестации, которую будут обязаны пройти как минимум половина педагогов, а с выявления тех педагогов, которые признают наличие пробелов в своем образовании и имеют желание и ресурсы расти в профессии. Любой педагог знает, что работать с мотивированным учеником на порядок проще и эффективнее. Работа с мотивированным учителем на порядок упростила бы задачу организаторам. А также нужно создать (или трансформировать существующие) привлекательные организации по переобучению и повышению квалификации, в которые учителя стремились бы попасть, где учитывались бы их потребности, возможности и интересы. Эти организации стали бы экспериментальной площадкой для новой системы учительского роста. А одновременно с созданием таких институтов необходимо помнить об улучшении условий труда педагогов: снижения нагрузки, возвращения ограничения на число детей в классе (не более 25), увеличения числа психологов, дефектологов, специалистов по коррекционной педагогике, которые помогли бы учителю в работе со сложными детьми. Профсоюз считает также важным распространение практики создания конфликтных комиссий, которые способствовали бы решению внутришкольных конфликтов между работниками, детьми, родителями и администрацией.

Материалы по теме:

Профсоюз «Учитель» считает вводимую систему учительского роста опасной инициативой

Бюрократические игры

 

1000 Осталось символов


Search