Сайт профсоюза «Учитель»

Образовательный каток

Думаю, неэффективность образовательного процесса в особых доказательствах не нуждается. Школа давно не справляется со своей задачей, но сегодня школа – это театр абсурда, это явление гротескное, не только далекое от провозглашенных целей по формированию гармонически развитой личности, но и ведущее прямо в противоположную сторону. Я сейчас говорю об общеобразовательных школах и оставлю за рамками лицеи, гимназии, хотя и там далеко не всё благополучно.

Максимум половина учащихся может считаться успешно осваивающими образовательную программу. Другая половина на выходе дает практически нулевой результат. Нет не только представления о системе предмета, как того требует программа, но и отсутствуют элементарные знания и умения: в 9 и 11 классах перед экзаменом мы пытаемся научиться распознавать части речи, члены предложения, в спешном порядке зубрим клише для сочинений, чтобы на экзамене наскрести на проходной балл.

Весь подразумевающийся мыслительный процесс, всё то, что должно развивать, остается вне зоны досягаемости. У школы одна задача: выпустить с аттестатом.

Когда же начинается разрыв между тем, кто способен освоить программу, и тем, кто не способен?

Любой опытный учитель начальной школы спрогнозирует дальнейшую успешность или неуспешность ученика. В пятом классе явные неуспевающие уже очевидны для всех: дети не удерживают информацию, не владеют элементарными навыками учебного труда. Попытки наверстать не дают должного результата. А в классе седьмом такие дети перестают учиться вообще. Содержание образования не рассчитано ни на развитие ребенка, ни на элементарное усвоение большинством школьников. Оно так и не стало деятельностным. Идея нового федерального стандарта зависла в воздухе и осела пылью на отчетах. Нет никаких индивидуальных траекторий, отсутствует разноуровневое обучение и сами инструменты, позволяющие по-разному подходить к обучению и воспитанию детей с неодинаковыми возможностями и интересами.

У нас нет гибкой системы: она вся построена на подчинении, на подавлении. Когда нет свободы выбора, тогда не может быть ответственности за свой труд. А у нас ученик не только ничего не выбирает, он еще зачастую и не может делать то, что ему приказано, поэтому сама система вызывает отторжение и противоречит здравому смыслу. В итоге неуспевающие дети или раздавленные, или озверевшие.

Давно назрела необходимость в практикоориентированных классах, где содержание предметных понятий должно быть минимизировано, но увеличена практическая часть учебного плана с привлечением педагогов дополнительного образования. Это надо делать не в далеком будущем, а сегодня.

Другой момент. Дети развиваются по-разному. Безусловно, им нужен индивидуальный подход, нужна своевременная помощь, чтобы не запускать учебный материал. Какими ресурсами располагает здесь школа, если сегодня она выживает в условиях жесточайшего кадрового голода? 40 учебных часов в неделю вместо 18-ти – существующая реальность для многих учителей.

Добавим к этому классы, где находится около 30-40 учеников. Вот на этом месте надо вообще забыть о качестве и перестать заниматься лицемерием: в таких условиях качества быть не может. Здесь все по принципу «если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет».

И для кого, спрашивается, вводятся обязательные шахматы в начальной школе? Какие условия создали для интеллектуального развития? 40 детей и 20 досок? Как в этих условиях учить тех пятерых, у которых есть интерес, и что делать тем 30-ти, у которых интереса нет? Почему другие уроки не развивают? Зачем они тогда?

Да, про творчество в таких условиях тоже не нужно вспоминать. Я не знаю, чего больше - цинизма или наивности - у тех, кто утверждает, что от профессионального выгорания спасает творческий труд. В условиях 40-ка часов не спасает ничего. Разве что равнодушие спасает от сумасшествия. Это как в концлагере: все силы направлены на выживание, и молчит сострадание, чуткость, совесть - выстоять бы и не свалиться раньше времени.

Смотришь на выпускника девятого класса, а он ни одной книги не читал, потому что его учил тот замученный учитель, который хочет выжить и не хочет ссориться ни с детьми, ни с родителями, ни администрацией и выдает в отчетах нужный процент качества. Сегодня системе не нужен хороший учитель, ей нужен учитель удобный. Сама система не востребует профессионала, а выдавливает его. А когда в школе текучка, нет единства требований, нет сплоченного коллектива, рассыпается всё. Кто будет адаптировать программы под уровень класса? Кто будет осуществлять необходимую адресную помощь ребенку, если тот заболел или был вынужден отсутствовать по другим причинам? Сегодня это делать некому. Мы учим поверх голов, «выдаем программу». Что проверяет Рособрнадзор? Выполнение программы. Программа пройдена – это главное. А то, что она успешно прошла мимо сознания, – это в отчетах не отражается. И на этом фоне, когда в школе работать некому, сегодня внедряется профстандарт педагога. Нас снова ожидает шквал липовой отчетности.

А она у нас потрясающая. Там никогда нельзя показывать реальную картину. Там всегда должны быть показатели соответствия госзаказу: «освоили», «внедрили», «успешно выполнили». Не должно быть неуспевающих, не должно быть неаттестованных. Есть некие «позорные» цифры, которые надо изживать. Позорные цифры из отчетов благополучно исчезают, а вот проблемы остаются. Их никто не решает. У нас никогда не было культуры диалога. Ни с кем. Ни с детьми, ни с учителями, ни с администрацией. Всё держится на страхе.

Объявили устный экзамен по русскому языку как допуск к основному письменному. А зачем вводить допуск, если не допустить нельзя? Само это дискредитирует экзамен как форму проверки знаний: мы снова занимаемся фальсификацией результатов учебной деятельности. И пересдача экзамена – та же фикция: если человек за 9-11 лет ничему не научился, что он выучит за две недели? Где логика и здравый смысл?

Приоритетным стало патриотическое воспитание. Марши, присяги, песни и проч. И всё это на фоне тотального вранья. Нет честного труда, который воспитывает сам по себе. Пока Общество словесности ломает копья, какой литературный шедевр включить в программу, дети преспокойно обходятся кратким содержанием, готовыми домашними заданиями. Лиши учеников на контрольной телефона – и проверять будет нечего. Поэтому такой ажиотаж вокруг камер на экзаменах, любых контрольных сверху: нельзя обнаружить образовательный провал. Мы проиграли битву с интернетом: у нас и информационные технологии направлены на нивелировку действительности.

Как-то я занималась с русским мальчиком из Таиланда и спросила у него, списывают ли там дети на контрольных. Он очень удивился: «А зачем?» Всему миру понятно, что человек учится для себя, а у нас ученик делает вид, что учится. И даже уже не делает, мы сами за него это изображаем. Вот вам и воспитание.

У нас давно исчезли нормальные уроки ИЗО, МХК. Нет специалистов, нет экзаменов по этим предметам – можно задвинуть, как задвигаются никому не нужные уроки ОБЖ. А иногда действительно лучше не проводить, чем переписывать на уроках под диктовку учительские методички.

Я слушаю тех, кто жаждет затолкать в школьную программу очередной обязательный курс то шахмат, то этики, то риторики, то духовного воспитания, и мне всегда хочется спросить: вы школу видели? Вы хоть сколько-нибудь представляете, как будет выглядеть этот курс? Честное слово, лучше бы почитали на уроке хороший рассказ.

Вот города разные, а администрация с учителями разговаривает на одном языке, с одними и теми же формулировками и установками: вы сами себе ставите двойки, учеников с одной тройкой быть не должно, нужна наполняемость оценок в журнале, нельзя оставлять двойку открытой – ей почему-то всегда нужно какое-то укрытие и укрывательство. В результате мы сидим и оформляем журнал, как того требуют какие-то немыслимые правила. Школа погружена в методический хаос: она не руководствуется естественной потребностью детей, реальным уровнем их развития, а выполняет указы сверху. И школьная администрация, зажатая между молотом и наковальней, часто вынуждена действовать в рамках заданной траектории, потому что увольнение директора без объяснения причин – распространенная практика местных властей.

Главная задача всей школы сегодня – не «зажечь звезду», а «дотянуть до аттестата» и избавиться от неугодных детей в переполненных классах. Но, подстегнутая гонкой за местом в рейтингах, школа изображает в отчетах «всестороннее развитие и повышение качества образования». Парализованная уродливым управлением, система продолжает поставлять обществу педагогически изуродованных детей. Она катком проехалась по всем нам, ибо мы все - дети, родители, учителя - оказываемся её заложниками.

Пора перестать лгать. Вот тогда можно будет решать главную задачу: искать тот путь, который будет не унижать, а приносить пользу и чувство удовлетворения всем участникам образовательного процесса. Школе нужна правда.

Анна Инютина, учитель русского языка и литературы, член Совета профсоюза "Учитель" (г. Ижевск)

Сокращенная версия статьи опубликована в "Новой газете"

 

1000 Осталось символов


Смирнова Ольга
Подписываюсь под каждым словом статьи. Продажные чиновники и равнодушие населения губят нашу страну,Равнодушие и малодушие тех же ПЕДАГОГОВ, ненадежность ,лжесмирение ,маловерие ,трусость.Это проявляется в нежелании принимать решения, перекладывании ответственности за свои поступки на других, предательстве, лести, лицемерии, нерешительности, эгоистичности.Не так опасны люди ,поставившие своей целью зло, как те, что словно бы и готовы поспешествовать добру. но малодушны и трусливы, которые боятся быть нищими, боятся быть брошенными, отвергнутыми, непонятыми, боятся быть униженными, ничтожными, смешными перед общественным мнением .Поэтому заботясь ТОЛЬКО о собственном благе ,совершают трусливые поступки: лгут, изворачиваются, завидуют, предают, хитрят,обманывают.Новые законы жизни навязывают порядочным людям: пресловутые права детей, ювенальная полиция, доступная среда ( отказ родителей от ПМПК ).К ,сожалению, тех кто понимает это убирают с дороги равнодушные и малодушные БОЯЗЛИВЫЕ.

Search