Сайт профсоюза «Учитель»

Острые вопросы преподавания истории в школе. Резонансное выступление и петиция

12 декабря в Москве прошло всероссийское совещание учителей истории и обществознания. Несмотря на то, что мероприятие, как ныне часто случается, носило официозный характер, в некоторых выступлениях прозвучало недовольство педагогов существующим положением вещей.

В частности, большой резонанс вызвала речь одного из делегатов, учителя истории лицея ВШЭ Александра Морозова.

Проблемы содержания образования, ресурсного обеспечения учебного процесса, методов контроля результатов очень важны для работы любого учителя, они, наряду с зарплатой и иными социальными условиями, влияют на готовность учителя работать в школе и в конечном счёте определяют уровень школьного образования в стране.

Мы публикуем тезисы выступления Александра Морозова, а также ссылку на петицию по мотивам этого выступления, под которой уже подписались несколько сотен педагогов.

Было бы очень хорошо, если бы этими проблемами занималась действительно независимая от властей профессиональная ассоциация учителей истории и обществознания. Как это происходит за границей. Примеры есть и в России, например, та же Гильдия словесников, объединяющая учителей русского языка и литературы и стремящаяся влиять на планы министерства просвещения в этой сфере. К сожалению, пока это скорее исключение, и потому условия труда учителя все время ухудшаются. Оптимальным выходом были бы совместные действия ассоциаций и профсоюзов в защиту учителей. Выражаем надежду, что скоро так и будет, и призываем коллег объединяться в действительно независимые предметные ассоциации, оставив чиновников с их клевретами без массовки.

Основные проблемы исторического образования

В нынешней ситуации в историческом образовании заметны нерешённые проблемы. Обозначим лишь некоторые и ключевые из них.

Во-первых, заметна перегрузка дидактическими единицами Историко-культурного стандарта, который является частью Концепции нового УМК по отечественной истории. Причём никто при разработке и не рассчитывал объем содержания на каждый год обучения (а возражения услышаны не были). Это произошло ещё и потому, что концепция по своей сути не концептуальна — отсюда нет критериев отбора содержания и возникает перегрузка («как бы чего не забыть»). Аналогичные проблемы наблюдались и при разработке Концепции по всеобщей истории, что привело к тому, что она принята не была.

Во-вторых, не нашёл отражения в документах курс пропедевтики истории, а также рассказов по истории России, которые можно было бы реализовать в рамках окружающего мира, поставив, возможно, вопрос о необходимости разделения данного курса на гуманитарную и естественно-научную составляющие. Также крайне странным выглядит ситуация, когда по году отводится на изучение XVIII в., XIX — начало XX в., и XX — начало XXI в.

В-третьих, до сих пор нет определённости, что преподавать в 11 классе. В этой связи необходимо обсудить вопросы:

Необходимо ли «растянуть» XX — начало XXI в. на 2 года обучения (на базовом уровне)? Какова должна быть структура курса при углублённом изучении? Что делать с курсом «Россия в мире»? Целесообразен ли он вообще или предложить убрать его из стандарта для старшей школы?

В-четвертых, необходимо синхронизировать курсы отечественной и всеобщей истории не только на программном уровне, но и на уровне учебно-методических комплексов. Также следует поставить вопрос о необходимости коррекции объёма содержания по всеобщей истории в сторону его уменьшения и соотнесения с школьными реалиями и познавательными возможностями школьников.

В-пятых, в связи со спорным содержанием ИКС и распределением его по годам обучения отмечаем, что действующие учебники по отечественной истории нуждаются в серьёзной правке методического аппарата, поскольку во многом не позволяют реализовать заявленные в стандартах результаты обучения. Также подчеркнём необходимость соблюдать вариативность хотя бы на уровне трёх утверждённых линеек и не создавать особые преференции для продукции одного издательства.

Проведённое сокращение федерального перечня считаем неприемлемым как по процедуре, так и по итогам. Качество экспертизы ниже допустимого минимума. Например, в экспертизе двух учебников содержится обвинение, что один раз Российская Федерация названа не государством, а государственным образованием. Это, дескать, не способствует формированию патриотизма. Однако у нас даже Путин термины «государство» и «государственное образование» использовал как взаимозаменяемые. Или фактические замечания экспертов — это пожелания экспертов, касающиеся содержания учебников (с формулировками «желательно...», «авторы умалчивают...», «не раскрывается...» и т. п.). Например, эксперт зачем-то требует уточнить, что новый порядок формирования Совета Федерации был введён именно федеральным законом 2004 г., хотя в этом нет никакой необходимости. Почему-то очень важно указать, что генералы Чуйков и Шумилов командовали именно 62 и 64 армиями, но при этом эксперт переврала фамилию генерала Михаила Степановича Шумилова, написав её как «Шумилин». Или экспертам не понравилось определение нэпмана — «частный предприниматель в период нэпа» (некорректная формулировка). Оно есть везде, даже в словаре Ожегова.

Если называть вещи своими именами, всё сделано, чтобы протащить учебники «Просвещения» и лишить их реальной конкуренции.

В-шестых, отметим низкое качество контрольно-измерительных материалов (КИМ) ЕГЭ по истории и методических рекомендаций для учителей. Это касается в первую очередь заданий с развёрнутым ответом (в части 2), особенно заданий 24 (согласно спецификации, проверяется умение использовать исторические сведения для аргументации в ходе дискуссии) и 25 (историческое сочинение по периоду), а также использования материала всеобщей истории. Причины в том, что отвечающий за разработку экзамена Федеральный Институт Педагогических Измерений (ФИПИ) превратился в закрытое учреждение, практически утратив контакт с педагогической общественностью и игнорируя мнения и предложения по усовершенствованию ЕГЭ, которые идут вразрез с мнениями узкой группы разработчиков экзамена.

В-седьмых, без решения обозначенных проблем считаем пока явно преждевременным саму постановку вопроса об обязательном ЕГЭ по истории.

В-восьмых, по поводу новой модели аттестации учителей. Считаем, что надо начинать с модели аттестации государственных гражданских служащих, хотя бы в формате ЕГЭ (история, география, обществознание, русский язык, иностранный язык), с опубликованием результатов. Также разработать модель тестирования госслужащих на предмет проверки их компетенций. Готовы взять на себя эту работу. Можно обратиться с этим предложением к С. В. Кириенко. Как говорится, вы нам, а мы вам.

Меня ещё просили сказать о системе подготовки педагогических кадров (ИПК и педвузы), которая крайне неэффективна, но это отдельная большая и больная тема. Также крайне настораживающей и раздражающей выглядит увлечение наших чиновников шоу-образованием — всякие конкурсы, олимпиады и прочие, по сути, вспомогательные и третьестепенные вещи, которые хороши для отчётности, но не влияют на массовое образование.

Предложения

1) Поскольку статус Историко-культурного стандарта нормативно не определён, то это позволяет вернуться к вопросу о необходимости его коррекции, произведя дополнительный отбор содержания.

2) Обсудить с методическим и учительским сообществом ещё раз вопрос структуры курса.

3) Провести необходимые структурные изменения: вывести Научно-методический совет из подведомственности ФИПИ и перевести его в прямое ведение Рособрнадзора; ходатайствовать перед Рособрнадзором о включении с состав НМС представителей ведущих российских вузов и методистов.

4) Обеспечить реальное обсуждение результатов экзамена, проявившихся недостатков и успешных нововведений. После сдачи ЕГЭ следует немедленно публиковать все использовавшиеся задания с правильными ответами и особенностями оценивания данных конкретных заданий.

5) Отменить последнее сокращение федерального перечня учебников.

6) Сформировать компактный дееспособный выборный президиум Ассоциации учителей истории и обществознания (5-7 человек), которому поручить ведение переговоров с министерством. Призвать министерство принимать решения, касающиеся преподавания истории и обществознания в школе, только после запротоколированных и гласных консультаций с президиумом. Ввести представителя Ассоциации в состав НМС при министерстве.

7) Предусмотреть при проведении аттестации гражданских служащих тестовую проверку знаний по истории, обществознанию и пр., а также проверку профессиональных умений и навыков по образцу и в формате ЕГЭ с публикацией результатов проверки. Для этого внести необходимые изменения в ст. 48 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Только после отработки этой модели приступить к реформированию аттестации учителей.

Морозов Александр Юрьевич,

кандидат исторических наук, доцент МГОУ, преподаватель Лицея НИУ ВШЭ, подготовительных курсов ИСАА МГУ

 


1000 Осталось символов


Search